ТАНКОВЫЙ «МЕТАЛЛОЛОМ» РККА

Сухиненко Б.Н.

2017

 

Автор никому ничего не доказывает, а лишь делится личным мнением.

 

«…Что имеем не храним…»

Современная историческая политика противопоставляет довоенные советские танки (Т-26, Т-27, Т-28, Т-38, БТ) отечественным танкам военного времени (Т-34, Т-40, Т-50, Т-60, Т-70, КВ-1 и т.д.) (рисунок # 0.0-01). Популярным ныне трендом является такое суждение: «отступление Красной Армии было обусловлено тем, что все довоенные танки РККА были бесполезным безнадежно устаревшим и совершенно изношенным хламом». Наиболее продвинутое мнение гласит: «довоенные советские танки устарели еще при проектировании». Сегодня принято считать, что «временные неудачи Красной Армии» более чем обоснованы негодными танками, грузовиками, рациями и самозарядными винтовками. Недавно была озвучена еще одна «веская» причина отступления РККА. Оказывается 22 июня 1941 г. Красной Армии не хватило воронок для заправки танков.

 

Рисунок # 0.0-01. «Плохие» и «хорошие» танки СССР

 

Настоящая статья посвящена «сослагательной реконструкции перспективной экстраполяции развития» устаревших довоенных советских танков так называемых «ведер с гайками». Общеизвестные «лучшие танки Мира» присутствуют в качестве превосходного эталона «непревзойденной успешности и высочайшей боевой эффективности» бронетанковой техники (далее, «БТТ»). Однако, в начале Второй Мировой войны подавляющая часть представителей мирового «танкового парка» была меньше маршрутной «ГАЗели» (рисунок # 0.0-02). С подобными танками, армии большинства стран мира воевали четыре года. Постепенно танки модернизировали, усиливали броню и вооружение, оснащали бронетанковые войска более мощными танками (Т-34, Pz.IV, М4 и т.п.), но чешско-немецкий Pz.38(t) провоевал на «первой линии» вплоть до конца 1942 г., а советский Т-70 до конца Второй Мировой войны.

 

Рисунок # 0.0-02. «Танчики» Второй Мировой войны

 

«Настоящие» же «Тигры» и «Пантеры» в «товарных количествах» приняли участие в боях с середины 1943 г., а Т-34/85 и ИС-2 попали на фронт в 1944 г. (рисунок # 0.0-03).

 

Рисунок # 0.0-03. «Настоящие» танки

 

Глава 1. ЭТАЛОН

«…первый в Мире, второй в Европе…»

Согласно современным воззрениям, все параметры «новейших» отечественных танков вполне отвечали текущим условиям, т.е. свойства советской БТТ соответствовали требованиям времени их производства (рисунок # 1.0-01). Для оценки довоенных танков в статье применена популярная «формула», характеризующая БТТ: «броня, огонь, маневр». Характеристики наиболее прогрессивных танков середины Второй Мировой войны (Т-40 → Т-60 → Т-70; Т-34/76; КВ-1) использованы в качестве эталона.

Описать все промежуточные версии (Т-80, КВ-2 и т.п.), опытные машины (СМК, Т-46 и т.д.), «танки Победы» (Т-34/85, ИС-2) и танки «последнего военного поколения» (Т-44, ИС-3) проблематично, они отражены в статье фрагментарно (например, литая трехместная башня Т-100). Сложность подробного освещения всех советских танков заключается в том, что только «в основном тренде» развития отечественной БТТ существовало 3 (три) версии Т-60, 2 (две) версии Т-70 и 4 (четыре) версии ИС-2 по бронированию; 7 (семь) версий Т-34 по вооружению и башням.

По рисунку # 1.0-01 видно, что так называемые «легкие танки» разнообразных моделей и модификаций производились в СССР до 1944 г., а применялись, как утверждают разные источники, до конца Второй Мировой войны. Кроме того, в Красной Армии эксплуатировалось около 1 700 шт. «М3 легких» и 3 800 шт. «Валентайнов». Т.е. РККА испытывала необходимость в подобной БТТ в ходе всей Второй Мировой войны. Общее количество произведенных «легких танков» в период с 1940 г. до 1944 г. достигало 31 % от общего выпуска советских танков за тот же период. Производство «тяжёлых танков» КВ, также продолжавшееся до 1944 г., не превысило 9 %. Наиболее популярным танком РККА был «средний танк» Т-34/76 ~ 60 % (~ 4 100 шт. из 33 500 были произведены уже в 1944 г.). Танков Т-50 было выпущено менее 100 шт. В ходе производства и эксплуатации тактико-технические характеристики (далее, «ТТХ») всех танков изменялись в широких пределах, как в ходе постоянной модернизации, так и при переходе к производству новых моделей.

 

Рисунок # 1.0-01. Таймлайн отечественных танков

 

Автор «исповедует» в этой статье «пламенный патриотизм» и не принимает во внимание такие буржуазные аномалии, как гидропривод башни, резинометаллические шарниры гусениц и синхронизированные танковые КПП. В анализе практически игнорируются противотанковые средства противника, как очевидно ущербные. Таким образом, в статье исключено внешнее «буржуазное влияние» и внутренний «безродный космополитизм», как факторы, не свойственные советским ИТР.

Общеизвестные превосходные оценки отечественной БТТ, как советскими, так и зарубежными специалистами, позволяют не проводить анализ мирового танкостроения. Вполне достаточно принять за идеальный критерий все параметры советских танков военной поры. Например, такие, как: башня Т-34/76, ресурс дизельмотора В-2, «тракторный» тип танковых КПП, двигатель ГАЗ-202, «люк» механика-водителя ИС-2 и т.п. «Неоспоримым является тот факт», что вооружение, бронирование, подвижность, надежность и технологичность всех советских танков были непревзойденно лучшими и, по этой причине, явились основой последующих рассуждений.

 

№ 1.1. «БРОНЯ»

«…И это лучшая броня.

Поскольку справка у меня!...»

Описание бронезащиты танков 30-х..40-х годов основано на компиляции материалов популярных изданий (иных данных практически нет или их поиск затруднен). В статье использованы схемы бронирования из работ общепризнанных авторитетов танковой истории: М.Б.Барятинского, И.Г.Желтова, М.В.Коломийца, И.Б.Мощанского, И.В.Павлова, М.В.Павлова, М.Н.Свирина, А.Г.Солянкина и др. (автор приносит свои извинения за отсутствие полного перечня всех произведений).

В ряде источников содержится противоречивая информация. В частности, в ТТХ танка Т-40 записано, что: «…Бронирование, мм: лоб, борт, корма корпуса – 13…» [М.Б.Барятинский. «БТТ СССР…». 1998], а на схеме для тех же элементов указаны 9..10 мм (рисунок # 11-01) [И.Б.Мощанский. «Легкие танки семейства Т-40…». 2009] Из других источников известно, что 13-мм броню получил танк Т-40С («сухопутный»), т.е. лишенный способности плавать. Только модификация Т-30 получила в августе 1941 г. более толстую броню корпуса (мм): лоб – 15..20; борт – 15; корма – 13 (рисунок # 1.1-01).

«Глубокая модернизация» Т-40, танк Т-60, в ранних сериях практически не отличался от Т-30 по нормальной (прямой угол к плоскости) толщине брони (рисунок # 1.1-01). В ноябре 1941 г. Т-60 танки были подвергнуты экранированию, а позже изготавливались из более толстых листов (до 35 мм в лобовых деталях). В свою очередь, борта корпуса сохранили толщину 15 мм до конца выпуска (в некоторых источниках утверждается, что толщина бортовых листов у поздних серий Т-60 достигла 25 мм).

Запущенный в серийное производство в апреле 1942 г. танк Т-70 отличался от предшественника (Т-60) более толстой лобовой броней (до 45 мм). Толщина борта (15 мм) сохранилась до октября 1942 г., т.е. до начала выпуска танка Т-70М (рисунок # 1.1-01).

 

Рисунок # 1.1-01. «Идеальная» защита «лучших» легких танков

 

Тренд повышения защищенности «легких танков» РККА проиллюстрирован диаграммой воплощенного дрейфа средневзвешенной эквивалентной толщины брони по проекциям эталонных танков (рисунок # 1.1-02).

 

Рисунок # 1.1-02. Бронирование «легких танков» Красной Армии

 

Вверху рисунка показаны расчетные планы бронедеталей на соответствующих проекциях, внизу размещены приблизительные «кривые пробивной способности» некоторых танковых и противотанковых орудий Вермахта и РККА, в том числе, пулеметов «нормальных» и крупных калибров. Согласно ряду источников, приведенные значения бронепробиваемости рассчитаны по формуле Джакобба де Марра для гомогенной брони (К = 2 400) при нормальной траектории снаряда относительно плиты. Однако, есть масса разночтений, как в немецкой и отечественной методиках оценки бронепробития, так и в качестве снарядов. Есть мнение, что у советской брони К ~ 1 960, а у немецкой ~ 2 650. Невзирая на приблизительность оценки защищенности БТТ, у автора нет иного решения, кроме демонстрации хотя бы таких графиков.

Пользуясь аналогичной «технологией» расчета, определены средневзвешенные эквиваленты толщины брони по проекциям «средних» и «тяжелых» танков Красной армии (Т-34/76 и КВ-1). Этот параметр оказался фактически неизменным для последовательных модификаций Т-34 с 1940 по 1943 год и снизился для КВ-1с в 1942 г. (рисунок # 1.1-03).

 

Рисунок # 1.1-03. Бронирование «средних» и «тяжелых» танков РККА

 

Известна современная «историческая» точка зрения о том, что до Второй Мировой войны в советской «танковой сфере» считалось правильным равномерное круговое бронирование. Как видно, в «новых танках» соотношение эквивалентной толщины брони лба и борта составляло от 1,3 / 1,0 для «тяжелых» танков до 1,7 / 1,0 для «средних».

 

Рисунок # 1.1-04. «Ищите и обрящете» нужную броню

 

Неизбежны замечания по «не учету» в статье качества брони, ее состава и химико-термической обработки для той или иной модели танка (рисунок # 1.1-04). Тем не менее, указанные танки выпускались именно с такой толщиной брони. Т.е., при прочих РАЗНЫХ (но известных и промышленно воспроизводимых) параметрах стали, танки удовлетворяли заказчика (Красную Армию) по параметру «толщина брони» в соответствующие периоды Второй Мировой войны. Примененная методика определения средневзвешенной толщины брони не учитывает вероятность попадания снаряда в тот или иной элемент танка (эти данные есть в сети и могут быть использованы для уточнения дифференциации бронирования), но в рамках настоящей статьи такая задача не ставилась.

Во временных рамках сопоставления танковой брони начального периода Второй мировой войны существовало несколько «пограничных толщин», которые соответствовали потенциальному техническому заданию (рисунок # 1.1-05).

 

Рисунок # 1.1-05. Документальное бронепробитие различными средствами

Примечание к рисунку # 1.1-05: в правой части расположен фрагмент документа, содержащий данные бронепробиваемости различными зарубежными артсистемами «малого калибра», дата которого – 1932 г. – противоречит расхожему мнению о том, что отечественные танкостроители до возвращения Д.Г.Павлова из Испании «даже не задумывались о необходимости противоснарядного бронирования» танков.

 

По этим исходным данным составлены упрощенные эмпирические формулы расчета пробиваемой толщины брони (t в мм) в зависимости от дистанции (L в м). Установлена максимальная толщина «непробиваемой брони» на «нулевой» дистанции – уменьшаемое число в формулах. «Противопульная» броня (уровень защиты «А1») защищает от «простых» пуль «винтовочного» калибра: tА1 ~ 10 – 0,04*L; «пулестойкая» («А2») защищает от бронебойных пуль «винтовочного» калибра: tА2 ~ 14 – 0,01*L; «легкая» («Б2») защищает от огня крупнокалиберных пулеметов: tБ2 ~ 25 – 0,01*L и противотанковых ружей («В2»): tВ2 ~ 35 – 0,01*L; «средняя» («Г2») защищает от бронебойных снарядов 37..47 мм калибра: tГ2 ~ 65 – 0,03*L; «тяжелая» («Д2») защищает от бронебойных снарядов калибра 47..76 мм: tД2 ~ 85 – 0,03*L. Для 76-мм калибра выбрано орудие Ф-34 с Vнач = 662 м/с. Классы защиты имеют расширенные параметры: «1» – осколочно-фугасная граната или «простая» пуля; «2» – бронебойный снаряд; «3» – подкалиберный снаряд и т.п.

Уровень приближенности этих расчетов принят приемлемым для предварительной оценки проекта. Согласно данным (рисунки # 1.1-02 и # 1.1-03) установлены изменения толщины брони (мм) танков за период 1940..1943 гг. (с учетом возможной ошибки, итоговые значения округлены до «0» или «5» в последнем знаке) и указан уровень защиты (курсив в скобках):

у «легких» танков выросла в лобовой проекции ~ с 13 до 63 (в 4,8 раза), в бортовой ~ с 10 до 28 (в 2,8 раза), т.е. ЛТ: лоб 15 (А2) → 65 (Г2), борт 10 (А1) → 30 (Б2+);

у «пехотного» Т-50 составила в лобовой проекции ~ 66, в боковой ~ 41, т.е. ПТ: лоб 65 (Г2), борт 40 (В2+);

у «среднего» Т-34 фактически не изменилась ни в лобовой проекции ~ 82..86, ни в бортовой ~ 47..49, т.е. СТ: лоб 85 (Д2), борт 50 (Г2-);

у «тяжелого» КВ-1/1с не изменилась в лобовой проекции ~ 93..97, но уменьшилась в бортовой ~ с 76 до 64, т.е. ТТ: лоб 95 (Д2+), борт 75 (Г2+) → 65 (Г2).

 

№ 1.2. «ОГОНЬ»

«…продай одежду – купи меч…»

Список основного вооружения «новейших» отечественных танков (до 1944 года) ограничен: 7,62 мм – ДТ; 12,7 мм – ДШК; 20 мм – ТНШ; 45 мм – 20-К; 76,2 мм – Л-11, Ф-32, Ф-34, ЗиС-5. В статье декларируются основные ТТХ орудий, их сравнительная оценка не входит в текущую задачу,

Все известные автору важнейшие ТТХ танкового вооружения сведены в единую таблицу (рисунке # 1.2-01). Масса так называемой «качающейся части» оружия составляла (кг): ДТ-29 ~ 10,5; ДШК ~ 33,5; ТНШ ~ 68; 20-К ~ 313; КТ-28 ~ 540; Л-10 ~ 641; Л-11 ~ 724; Ф-32 ~ 769; Ф-34 ~ 1155. По некоторым данным бронепробиваемость ТНШ лучше, чем у ДШК «на дистанции кинжального огня» ~ 28 мм на 100 м. С другой стороны, все популярные авторы утверждают, что «пушкой» это устройство названо формально, т.к. и осколочное, и фугасное действие 20-мм снаряда (весом ~ 96 г) считается «околонулевым». Тем не менее, есть информация о том, что при разрыве 20-мм снаряд «обеспечивал получение 50-60 убойных осколков». В свою очередь, 45-мм «осколочная граната давала» 100 убойных осколков (всего в 2 раза больше!?), 76-мм граната ~ 765. Данных по фугасному действию снарядов орудий ТНШ и 20-К автором не найдено, кроме утверждений об их «незначительности». Тем не менее, это вооружение устанавливалось в перечисленные танки и «успешно применялось».

 

Рисунок # 1.2-01. Потенциал отечественного танкового вооружения

 

В ходе развития ЛТ вооружение изменилось от 12,7 мм ДШК до 45 мм 20-К; ПТ вооружался 45 мм 20-К; на СТ и ТТ устанавливали 76 мм орудия с постепенно возрастающей дульной энергией. 45-мм 20-К выпускалось до начала, 76-мм Ф-34 до середины 1944 года и оба применялись до Дня Победы. Т.е. считались «нормальными».

Комплекс «ОГОНЬ» содержит не только средства «стреляния», но, так же, средства: «целеуказания», «прицеливания», «наведения» и «заряжания». Согласно конструкции, в «легком» танке Т-70 / 70М все функции выполнял один «оператор» – командир, в «тяжелом» (КВ-1) и «пехотном» (Т-50) – три «оператора», в «среднем» (Т-34/76) – два. Все источники утверждают о необходимости трех «операторов» в трехместной башне. Для исполнения перечисленных функций танки оснащались различными приспособлениями (от «чемоданов» со снарядами до барабанных боеукладок, от механических до оптических прицелов, от плечевых упоров до двухскоростных электроприводов башни). Всеми этими узлами и механизмами, устройствами и приборами отечественная БТТ стандартно оснащалась по мере возможности. Понятно, что декларируемая «нехватка негодных» бронебойных снарядов («общеизвестно», что 22 июня 1941 г. все 45-мм бронебойные снаряды были «перекалены», а 76-мм бронебойных снарядов не было вовсе) не имеет отношения к ТТХ танковых орудий.

 

№ 1.3. «МАНЕВР»

«…Танки грязи не боятся…»

В «расширенном формате» за «маневр» БТТ отвечают узлы и механизмы, установленные в танке, а реализация свойства «подвижность» находит отражение в нескольких конкретных параметрах ТТХ (рисунок # 1.3-01): удельная мощность (л.с./т); давление на грунт (кг/см2); клиренс (мм) и радиус поперечной проходимости (м); высота стенки, ров, брод (м); угол подъема (°); максимальная скорость в разных дорожных условиях (км/час); запас хода (км). Уточняющих параметров «подвижности» много больше, но их корректная формулировка и точная оценка выходят за рамки статьи.

В таблице с «основными» параметрами подвижности содержится масса разночтений, скомпилированных из различных популярных и профессиональных источников. Например, советские версии мотора «Додж» (ГАЗ-11, ГАЗ-202, ГАЗ-202ф, ГАЗ-80 или М-80) представляют собой разные варианты одного мотора. В реальной истории существовало несколько вариантов двигателей М-5, М-17, В-2 и т.п.

Из таблицы видно, что некоторые «общеизвестные» парадные параметры ТТХ советских танков времен Великой Отечественной войны заведомо искажены (улучшены) относительно их реальных значений. Это касается заниженных параметров давления на грунт и завышенных значений максимальной динамически достижимой скорости легких танков (например, танк Т-60 поздний). Тем не менее, факт серийного производства БТТ с такими реальными узлами и механизмами может быть условно отнесен к «успешному результату эксперимента», подтверждающему теоретические выкладки о соответствии данных танков заданным тактико-техническим требованиям (далее, «ТТТ»).

 

Рисунок # 1.3-01. Проходимость танков Красной Армии

Примечания к рисунку # 1.3-01:

данные, заполненные курсивным шрифтом, получены из популярной литературы, в том числе и «табличная» максимальная скорость танка Т-34;

данные, заполненные обычным шрифтом – из профессиональных источников;

красным цветом выделены результаты авторских расчетов, выполненные по известным проектным расчетам БТТ, в частности, максимальная динамически достижимая скорость определена как утроенная удельная мощность.

 

№ 1.4. ПОСЛЕЗНАНИЕ

«Русский мужик задним умом крепок»

«Классификация – осмысленный порядок вещей, явлений, разделение их на разновидности согласно каким-либо важным признакам».

«Искусственная классификация – основанием которой являются признаки удобные для систематизации предметов».

«Всякая классификация условна и относительна. С развитием знаний происходит уточнение и изменение классификаций».

Согласно этим «постулатам», автор принял собственные разновидности классификаций советских танков 30..40-х годов: по боевой массе (рисунок # 1.4-01); по назначению (рисунок # 1.4-02); по поколениям (рисунок # 1.4-03).

Возможна актуальная в 30..40-х годах, но краткосрочная классификация по уровню «противоснарядности» бронирования (см. п/п № 1.1. БРОНЯ). Такая классификация позволила бы по наименованию танка судить о его основных качествах (кроме огневых возможностей, как в германской классификации). Согласно этой классификации, при одинаковой «боевой массе», танк Т-50 назывался бы «легким танком среднего бронирования», а БТ-7 – «легким танком пулестойкого бронирования». Краткосрочность этой классификации вызвана «взрывным» характером развития противотанковых средств в ходе Второй Мировой войны. Это относится как к подкалиберным и кумулятивным боеприпасам, так и к орудиям. Например, КВ-1, созданный фактически как «тяжелый танк тяжелого бронирования» (1939 г.), к концу 1942 г. перешел в разряд «тяжелых танков среднего бронирования» не утратив ни одного миллиметра свой брони. В этой связи интересен феномен производства в 1942..1943 гг. танка КВ-1с. Из-за неизбежного «огрубления» оценок, любая классификация страдает характерными недостатками. В частности, дифференцированное бронирование, накладывает на «броневую» классификацию ряд ограничений, например, курсовой угол и дистанция.

 

Рисунок # 1.4-01. Уточненная классификация танков по боевой массе

 

Для упрощения терминологии на рисунке # 1.4-01 некоторые устоявшиеся названия применены в «нетрадиционном» смысле. Так, например, «танкетками» названы боевые гусеничные машины с массой до ~ 6,0 тонн, а «малыми танками»: БТТ с массой ~ 6,0..12,0 тонн. В свою очередь, область собственно «легких танков» сужена до диапазона ~ 12,0..20,0 тонн. Соответственно, «средними» названы танки с боевой массой ~ 20,0..40,0 тонн. «Тяжелые танки» занимают нишу ~ 40,0..80,0 тонн. Существенным недостатком «весовой» классификации является «размытость» произвольно заданных границ, хотя, считается, что первоначально вес танка был привязан к грузоподъемности мостов.

В классификации танков по «служебному назначению» все соответствует терминологии времен Второй Мировой войны: «разведывательные танки» (на рисунке условно не показаны Т-60 и Т-70); «танки непосредственной поддержки пехоты», иными словами, «пехотные танки»; «танки маневренных соединений», или «маневренные танки»; «танки прорыва». Строго говоря применение танков определенного служебного назначения, в частности, «разведывательных» в ином качестве, например, как «пехотных», «противоречит уставу» и приводит к неоправданным потерям.

 

Рисунок # 1.4-02. Формализация «служебного назначения» танков

 

Менее понятные «отличительные» признаки (в том числе, автору) лежат в основе третьего вида классификации – разделение танков 30..40-х годов по поколениям (рисунок # 1.4-03). На рисунке не показаны: Т-35 – танк «III поколения», Т-60 – «IV поколение», Т-70 и Т-34/76 – «V поколение».

 

Рисунок # 14-03. «Преемственность поколений» советских танков

 

Согласно идее, одновременное комплексное применение авторских классификаций должно привести к «внезапному озарению» и дать «объективное» обоснование разработки, внедрения и производства «лучших в мире советских танков» времен Второй Мировой войны. В частности, каждое последующее поколение танков должно было бы оснащаться все более надежными и современными механизмами и приборами. Однако известно, что обычный для «устаревших» танков Т-26 одноплоскостной стабилизатор прицела ни на один «новейший» отечественный танк серийно не устанавливался. При всей «суперсовременной внешности» и «новейшем дизельмоторе» танк Т-34/76 по своему внутреннему устройству мало отличался от танков III поколения, но уже в 1940 г. относился к «пятому поколению средних маневренных танков среднего бронирования».

Фактическое отсутствие предшественников или «потомков» какого-либо танка не является недостатком классификации, «в этом месте» возникнет «нулевая ячейка».

 

№ 1.5. МОДЕРНИЗАЦИЯ

«…выше всех, дальше всех, быстрее всех…»

Наиболее дискуссионной танковой темой остается оценка потенциала возможной и перспективной модернизации отечественной БТТ. Невзирая на общепринятое определение: «…модернизация – обновление объекта, приведение его в соответствие с новыми требованиями и нормами, техническими условиями, показателями качества. Модернизируются в основном машины, оборудование, технологические процессы…», не выработано единое мнение в вопросе количественной оценки качественных изменений танка. Не установлена граница, после которой «заканчивается модернизация и начинается новая машина». Объективно существует двойственность модернизации, с одной стороны – изменение узлов и механизмов «бэушных» танков в ходе ремонта, с другой – серийный выпуск танков «старой модели» с новыми узлами и механизмами.

Не определен допустимый и/или рациональный предел модернизации (рисунок # 1.5-01). Например, в ходе модернизации боевая масса Т-34 возросла на 21 %, М4 – на 26 %, Pz.IV – на 29 %. Дульная энергия основных орудий выросла у М4 на 62 %, у Т-34 – на 142 %, а у Pz.IV в 4 (четыре!) раза. В ходе Второй Мировой войны в процессе промышленной модернизации менялись практически все узлы и механизмы серийных танков: орудия, приборы, радиостанции, моторы, трансмиссия, ходовая часть и т.п. Существенные изменения возникали при модернизации броневых узлов. У всех танков, показанных на рисунке # 1.5-01, в ходе поэтапных модернизаций менялись как башни, так и корпуса, т.е. наиболее сложные и дорогие узлы танков. Иными словами, пределы модернизации той или иной модели танка могли быть вызваны лишь численным ограничением рациональности, метод расчета которой неизвестен и поныне.

 

Рисунок # 1.5-01. «Найдите десять отличий»

 

Можно выделить несколько относительно независимых направлений модернизации конструкции танков. На первом уровне «дерева целей» это модернизации, направленные на совершенствование производства и/или на улучшение эксплуатации БТТ. В свою очередь, «производственная» модернизация призвана увеличить выпуск танков, сократить затраты на их изготовление и/или повысить качество. На втором, уровне «эксплуатационной» модернизации преследуются две цели – повышение эффективности и надежности применения танков. На третьем уровне целевые функции уточняются и углубляются по векторам второго уровня. Однако наиболее «интересными» считаются цели вектора «эффективность»: «броня, огонь, маневр» (рисунок # 1.5-02).

 

Рисунок # 1.5-02. Задачи модернизации танков

 

Промышленная модернизация, повышающая потребительские свойства, часто приводит к переходу объекта в другую классификационную группу. Иногда, вслед за параметрами объекта меняются границы классификационной группы. В результате такой «неестественной» модернизации обычно возникают «пробелы» в «младших классах». Например, в процессе совершенствования колесная база автомобилей Golf выросла с 2,40 до 2,64 м (база ГАЗ-21 равна 2,70 м). В результате этой «гонки размеров», для заполнения потребительской ниши, WAG последовательно создавал новые автомобили Polo и Lupo, которые «росли» с той же скоростью (рисунок # 1.5-03). Возможно, мотивацией такой размерной «модернизации» является маркетинговая политика, чего, «по идее» не должно было быть в военной технике, особенно, в прагматичном СССР, однако…

 

Рисунок # 1.5-03. НЕ-естественная модернизация

 

В советском танкостроении подобное явление проявилось при разработке разведывательного танка, в ходе которой отказались от простой модернизации «плавающего разведывательного» танк Т-38М (1938 г., масса 3,5 т) в пользу более сложного танка Т-40 (1940 г., 5,2..5,5 т). Неизбежное приспособление этого класса танков к реальным условиям боевых действий привело к выпуску Т-60 (1941 г., 5,8..6,4 т), а затем и Т-70 (1942 г., 9,2..9,8 т). Т-70, предпоследняя «реинкарнация» советского разведывательного танка, появился на 10 лет позже отечественного «одноклассника» по массе («малый танк») Т-26 и на 4 года позже чешско-немецкого Pz.38(t) E/F (рисунок # 1.5-03). Бытует мнение, что Т-70 обр. 1942 г. с одноместной башней и 15-мм бортовой броней (см. рисунок # 1.1-01) «…по совокупности характеристик, именно советский танк Т-70, является лучшим из категории легких…» [toparmy.ru. «Лучший легкий танк…». 2014].

Модернизация защищенности Т-26 до уровня Pz.38(t) E/F (лоб ~ 50 мм, борт «рубки» ~ 30 мм) «стоила» бы всего 900 кг брони. В частности, боевая масса Т-26 обр. 1933 г. составляла 9,4 т, а боевая масса Т-26 обр. 1939 г. – 10,3 т. Что примечательно, в этом случае не требовалось длительной разработки, создания, испытания, внедрения в производство и освоения в войсках нового танка с одноместной башней.

 

№ 1.6. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

«Вы наивно считаете, что факты в истории – главное»

Последнее время общественное мнение с легкостью выносит «аргументированное заключение» по любому вопросу, опираясь исключительно на банальную и лживую пропаганду, а затем отстаивает его «с пеной у рта и дубиной в руках». В том числе в аспекте «общеизвестной» отечественной танковой истории. Вот некоторые изречения, суждения, умозаключения и мнения относительно эталонных танков Красной Армии.

ТАНК Т-40. Каким был «лучший в Мире» разведывательный танк Т-40?

«…Танк (Т-40, прим. автора) имел хорошие скоростные характеристики и высокую проходимость…» [В.Н.Шунков. «Оружие Красной Армии. 1999].

«…С точки зрения предполагаемого применения: разведка, связь, боевое охранение колонн на марше – Т-40 полностью отвечал всем поставленным требованиям… Учитывая высокую надёжность и технологичность конструкции, можно оценить Т-40 как удачную машину…» [Википедия. «Т-40 (танк)». 2014].

«…Тщательно и всесторонне испытанный, Т-40 получился простым, дешевым и надежным, хотя со скромными показателями боеспособности (вооружением, бронированием, подвижностью)…» [Н.А.Астров. «От Т-40 к Т-70». 1989].

«…Однако производство нового танка шло с большими трудностями. Кроме проблем, возникавших на заводе № 37 при освоении Т-40, который был значительно сложнее танка Т-38 (завод имел довольно слабые производственные мощности и помимо танков выпускал еще и тягачи «Комсомолец»), подводили и предприятия-смежники…» [И.Б.Мощанский. «Легкие танки семейства Т-40». 2009].

«…При этом встал вопрос о выпуске бронекорпусов, так как корпус Т-40 имел довольно сложную форму…» [М.В.Коломиец. «Танки-смертники». 2010]. 

«…Танк Т-40 представляет собой плавающую боевую гусеничную машину типа танкеток… с максимальной скоростью движения до 55 км/час и слабой проходимостью по болотам и пересеченной местности… Больше того, танкетки типа Т-40 непригодны даже для разведывательной и патрульной службы, поскольку они являются крупной и легко демаскирующей (своим шумом) себя целью…» [А.А.Уланов. «Порядок в танковых войсках?». 2011].

ТАНК Т-60. Этот танк производился исключительно, как мобилизационный.

«…созданию в максимально короткий срок надёжной, дешёвой, технологичной и в целом боеспособной машины, которой и стал Т-60… Подводя итог, можно сказать, что в своём классе Т-60 был среди лучших образцов…» [Википедия. «Т-60». 2014].

«…Т-60 оказался очень удачной конструкцией…» [А.Сорокин. «В тени тяжелых собратьев». 2007].

«…Несмотря на значительное увеличение веса броневой защиты скоростные характеристики и проходимость танка по сравнению с Т-40 почти не изменились…» [В.Н.Шунков. «Оружие Красной армии». 1999].

«…Т-60 был предельно упрощенной машиной с одним двигателем ГАЗ-11 (в танковом варианте ГАЗ-202 мощностью 70 л/с вместо 85, для повышения надежности) …» [Н.А.Астров. «От Т-40 к Т-70». 1989].

«…все прекрасно понимали, что его боевая ценность весьма невысока… По танку Т-60: недостаточное бронирование… Слабо пушечное вооружение… Введение экранирования корпусов и утолщение брони Т-60 в конце 1941-го – начале 1942 года существенных результатов не дали…» [М.В.Коломиец. «Танки-смертники». 2010].

ТАНК Т-70. Лучший легкий танк Второй Мировой войны.

«…По мнению специалистов, Т-70М был лучшим легким танком второй мировой войны, превосходившим машины этого класса, выпущенные в Германии и США…» [Е.И.Прочко. «Их называли легкими». 1985].

«…при данной высоте клиренса и среднем удельном давлении, танк Т-70 уступает по болотоходности американскому танку М-3 легкий, танку германской армии «Прага» ТНГС и отечественному танку Т-60… Проходимость танка Т-70 примерно соответствует танку МК-III («Валентин» VII)…» [М.В.Коломиец. «Танки-смертники». 2010].

«…при первых же испытаниях «спарки», через 6-10 ч, стали ломаться коленчатые валы второго двигателя, и только благодаря самоотверженным усилиям конструкторов А. А. Липгарта, А. М. Кригера, Н. Г. Мозохина, Г. В. Эварта ресурс спаренного силового агрегата удалось довести до требуемых 100 ч…» [Е.И.Прочко. «Их называли легкими». 1985].

«…новая боевая машина не произвела на них (комиссия ГАБТУ, прим. автора) благоприятного отношения. В акте отмечалось… слабое бронирование ГАЗ-70, недостаточная проходимость по снегу, неудобство работы с вооружением…» [М.В.Коломиец. «Танки-смертники». 2010].

«…Впервые танки Т-70 пошли в бой в ходе оборонительных боев Красной армии на Юго-Западном направлении в июне – июле 1942 года… Летняя кампания выявила низкие боевые качества новых легких танков (Т-70, прим. автора), которые с трудом могли бороться с немецкой бронетехникой, а слабая бронезащита не позволяла эффективно использовать для поддержки пехоты…» [М.Н.Свирин. «Легкий танк Т-70». 2006].

«…Танки Т-70 просто нельзя стало допускать к танковому бою…» [П.А.Ротмистров. Письмо к Г.К.Жукову. 1943].

ТАНК Т-34. Непревзойденный, превосходный и лучший в Мире танк – Т-34.

А.А.Ветров считал: «…Знаменательно, что Т-34 оказался единственным типом танка, который, будучи создан еще до войны, морально не устаревал и оставался лучшей боевой машиной на всем ее протяжении…» [К.М.Слободин. «Т-34: Путь к Победе». 1985].

Мнение английских специалистов (каких именно?): «…Высокая маневренность и относительное свободное боевое отделение делает этот танк любимцем советских танкистов. Его маневренность, огневая мощь и качество брони великолепны. Дополнительной выдающейся чертой конструкции является наклон броневых листов…».

«…незадолго до начала Великой Отечественной войны был создан средний танк Т-34, в котором впервые в мире удалось оптимально сочетать высокие показатели огневой мощи, противоснарядной защиты и подвижности…» [Сайт Трансмаш. «А.А.Морозов». 2008].

По воспоминаниям одного из создателей танка – А. А. Морозова: «…Танк Т-34 хорош не столько своими боевыми качествами, сколько предельной простотой в производстве, эксплуатации и ремонте, надёжностью, низкой стоимостью и возможностью массового производства на любом машиностроительном заводе…» [К.М.Слободин. «Т-34: Путь к Победе». 1985].

«…Главное преимущество Т-34 – в защите – было достигнуто благодаря использованию увеличенных (так называемых рациональных) углов наклона брони – до 60 градусов в лобовой и 45 градусов в боковой проекции. Но из-за склонения листов брони внутрь уменьшился забронированный объем корпуса и башни (Т-34, прим. автора). В результате 26-тонный танк (выпуска 1940 года, в 1941 году потяжелел до 28 т) оказался тесным даже для четверых членов экипажа…» [А.А.Киличенков. «Т-34 против Пантеры». 2006].

«…Военные действительно не хотели принимать танк Т-34 на вооружение. Но не потому что были тупые, а потому что после испытаний выявили ВОСЕМЬДЕСЯТ недоработок конструкции. Главные претензии были к тесноте, тяжелой управляемости, загазованности боевого отделения и отвратительным приборам наблюдения танка. Проходя испытания на полигоне экипаж (при закрытых люках) обнаруживал не более двадцати процентов типовых целей…» [Иж-60. «Т-34 без легенд и истерик». 2017].

«…Вот что по этому поводу писали немцы: «...В плохом переключении кроется самая большая слабость советского танка Т-34. Следствием этого является сильный износ сцепления. Почти все захваченные нами танки при сохранности всех остальных частей вышли из строя из-за повреждения сцепления»…» [Энциклопедия вооружения. «Т-34-76 - средний танк СССР». 2016].

«…предложив продолжать производство и давать армии Т-34 с исправлениями и сокращенным до 1000 км (с 3000) гарантийным пробегом. Точку в споре поставил К. Е. Ворошилов, согласившись с мнением завода…» [Г.Л.Холявский. «Энциклопедия танков». 1998].

«…Осенью 1942 г. в США для изучения были направлены танки Т-34 и KB-1. Их испытания за океаном начались 29 ноября и продолжались ровно год. В итоге двигатель у Т-34 вышел из строя через 72,5 часа... Т-34 прошел всего 665 км. Двигатель под нагрузкой проработал 58,45 часа, без нагрузки – 14,05 часа…» [В.И.Спасибо. «Дизель В-2…». 2000].

 «…По танку «Т-34»: Броня машин и корпуса с дистанции 300–400 м пробивается 37-мм бронебойным снарядом. Отвесные листы бортов пробиваются 20-мм бронебойным снарядом. При преодолении рвов вследствие низкой установки машины зарываются носом, сцепление с грунтом недостаточное из-за относительной гладкости траков…» [Сухоручкин. «Отчёт командира 10-й танковой дивизии». 1941].

ТАНК КВ-1. Неуязвимый чудо–богатырь Красной Армии.

«…Танки KB буквально ошеломили противника. Они выдерживали огонь пушек абсолютно всех немецких танков. Но в каком виде они возвращались из боя! Их броня была вся во вмятинах от огня вражеской артиллерии…» [К.К.Рокоссовский. «Солдатский долг». 1988].

«…Попытка ликвидировать танк огнем 50-миллиметровой противотанковой батареи с расстояния 500 метров привела к тяжким потерям в расчетах и орудиях. Танк не имел повреждений, несмотря на то что, как выяснилось, получил 14 прямых попаданий. От них остались лишь вмятины на броне…» [Расейняй. «Один из немецких документов». 1941].

«…В целом «...танки КВ имеют высокие боевые качества – крепкую броню и хорошее оружие. На поле боя танки КВ приводили в смятение танки противника и во всех случаях его танки отступали, ...имелись случаи, когда один КВ выводил из строя до 10 - 14 танков противника»…» [Сухоручкин. «Отчёт командира 10-й танковой дивизии». 1941].

«…С одной стороны – неуязвимость, с другой – недостаточная надёжность. Да и с проходимостью не всё так однозначно: танк с трудом преодолевал крутые склоны, его не выдерживали многие мосты. Кроме того, он разрушал любую дорогу – за ним уже не могла двигаться колёсная техника… С другой стороны, танк превосходно показал себя на поле боя, при организации танковых засад и контратак немецких механизированных колонн… В общем, по оценкам некоторых современников, КВ не имел особых преимуществ перед Т-34. Танки были равны по огневой мощи, оба были малоуязвимы для противотанковой артиллерии. При этом Т-34 обладал лучшими динамическими характеристиками, был дешевле и проще в производстве, что немаловажно в военное время…» [Википедия. «КВ-1». 2016].

 «…Но большая часть потерь этих танков в начале войны приходилось именно на поломки и неисправности… Слабыми местами КВ-1 были… низкое качество узлов и агрегатов, плохой обзор из танка, неудачная коробка передач и особенно много нареканий на воздушный фильтр. Танкисты часто не могли добраться до поля боя… Этот танк просто оказался не нужен. В начале войны он не имел достойных противников. Ни одна немецкая противотанковая пушка или танк не пробивали его броню, но точно также они не брали и броню Т-34… Так было до 43 года, когда немцы стали серийно выпускать «Тигры» и «Пантеры». В этот момент танк КВ-1 мгновенно устарел…» [Militaryarms.ru. «Танк КВ-1…». 2017].

«…Неуязвимость» новых танков оказывалась достаточно условной. Так, потери боевых машин 12-й танковой дивизии в контрударе под Бродами 26 июня составили 33 танка, в том числе пять КВ и восемнадцать Т-34. 26 июня был поставлен своеобразный рекорд: под Радзеховом в одном бою было подбито сразу девять танков КВ…» [А.В.Исаев. «Десять мифов Второй мировой». 2004].

Наверное, этих цитат достаточно для составления «независимого, обоснованного и объективного собственного мнения» о советских эталонных танках Второй Мировой войны. «Глас народа – глас Божий!». Но, быть может не следует заучивать агитационный цитатник, а попробовать почитать профессиональную литературу? И попытаться сделать СОБСТВЕННУЮ реконструкцию «эталонной» БТТ на основе наличных «Наставлений» и «Учебников».

 

Глава 2. АЛЬТЕРНАТИВНАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ

«…Если бы, да кабы…»

Пренебрежительное отношение наших современников к бронетанковой технике 30-х годов является прямым следствием псевдопатриотической «неопровержимой истины» о том, что «легендарные тридцатьчетверки» и «неуязвимые КаВэ» родились исключительно «по мановению волшебной» резолюции ЦК и лично товарища Сталина. Правда, как выясняется, «священные танковые коровы» не такие уж «непревзойденные» и «превосходные». Более того, фактически по всем параметрам «неповторимые и легендарные» чаще догоняли зарубежных «конкурентов», чем опережали. Например, 75-мм толщина брони 47-тонного КВ-1 и 27-тонной Matilda II в 1940 году, трехместная башня 23-тонного Pz.IVF2 и двухместная «гайка» 30-тонного Т-34 в 1942, бронепробиваемость 85-мм С-53 и 7,2 cm KwK 42 в 1944. Отечественная «тракторная» трансмиссия достойна отдельного исследования. Но тема этой статьи заключается не в оценке реальных параметров Т-34 и КВ, а в попытке определить возможные перспективы модернизации их предшественников: Т-26; Т-27; Т-28; Т-38 и БТ.

Как видно из цитат (см. п/п № 1.6. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ), применение «лучших в Мире танков» могло быть относительно эффективным: Т-40 до лета 1941; Т-60 до лета 1942; Т-70, Т-34/76 и КВ-1с до лета 1943 г. Т.е., удовлетворительными ТТХ для «устаревших танков РККА» являются ТТХ танков-эталонов на момент текущей реконструкции, последовательно: лето 1941 – лето 1942 – лето 1943. Причем, ТТТ «лета 1943 г.» приняты предельными для модернизации довоенной БТТ.

В модели альтернативной реконструкции применены лишь известные и существующие на конец 30-х и начало 40-х годов узлы и агрегаты, использованы существующие образцы техники, например, Т-27Т и АТ-1.

Началом реконструкции принята дата известного постановления: «О системе танкового вооружения и плане заказов Народного Комиссариата Обороны 1938 г.», 20.04.1938 г. Иногда этот документ называют «программой системы бронетанкового вооружения РККА на 3-ю пятилетку». Во всяком случае, в этом постановлении содержится большое количество реальных ТТТ к модернизации существующей БТТ.

У настоящего проекта есть несколько «нетрадиционных» особенностей.

Во-первых, «старую», «бывшую в употреблении» технику, произведенную до лета 1938 г., предлагается модернизировать в ходе капитальных и средних ремонтов (Т-27, Т-26, Т-28, БТ-7); вновь изготавливаемым «устаревшим» танкам предполагается «прививать новые черты» непосредственно в ходе серийного производства (СУ-26, Т-28М, Т-38/20, БТ-7Э); некоторые машины решено оставить в неизменном виде (БТ-2, БТ-5, Т-37А, Т-38), в крайнем случае, модифицировать в ремонтных подразделениях соединений.

Во-вторых, по вопросу надежности «устаревших танков» статья ориентирована на данные по сетевой ссылке: http://vn-parabellum.com/su/mechcorps.html. «Минимальные межремонтные сроки (по двигателю) [«Наставление по эксплуатации и парковой службе». 1938] (в моточасах до капитального и среднего ремонта): Т-35, Т-28 = 300 / 150; Т-26 (1933..35 гг.) = 400 / 200; Т-26 (после 1935 г.) = 600 / 150; БТ-2, БТ-5 = 450 / 150; БТ-7 = 600 / 200; Т-27, Т-37, Т-38 = 800 / 200. Ресурс «списанных авиамоторов»: «…доклад от 29 апреля 1934 г. И. А. Халепского К. Е. Ворошилову. «...Все танки БТ имеют авиационные моторы типа «Либерти», купленные в Америке и частично моторы «М-5», переданные из авиации в промышленность для установки на танки Б-Т… Практическим опытом установлено, что эти двигатели могут работать в танке 400–450 часов до капитального ремонта…»…» [М.В.Павлов. «Танки БТ». 2001].

В-третьих, в отечественной литературе бытует мнение об «огромном числе предельно изношенных устаревших танках РККА» к 22 июня 1941 г. В частности: «…большинство старых танков было изношено – 29 % их требовали капитального и 44 % среднего ремонта…» [И.П.Шмелев. «Оружие Победы». 1975]; «…Из этого числа («танков всех типов в действующей армии ~ 14,2 тыс. шт.», прим. автора) нуждались в капитальном ремонте 29 %, в среднем – 44 %...» [Г.Ф.Кривошеев. «Гриф секретности снят». 1993]. Интересно, что если в 1975 г. «историки» сочли изношенными на 73 % только «старые» танки, то в 1993 г. «ученые» выяснили, что так сильно «износился» уже весь танковый парк РККА, в том числе и «новейшие» танки. Эти утверждения противоречат данным иных документов и исследований: «…танки требуют ремонта: среднего – 2155; капитального – 2293. % от общего наличия: по среднему – 9,3; по капитальному – 9,9…» [Я.Н.Федоренко. «Доклад ГАБТУ». 1941], «…в Красной Армии всего (бронеедениц, так в тексте) – 25932; 1 категории – 2612; 2 категории – 17366; 3 категории – 2775; 4 категории – 3179…» [Н.П.Золотов. «Боевой и численный состав ВС СССР…». 1994].

В-четвертых, сетевые дискуссии порождают огромное количество ничем не обоснованных «танковых» легенд, что приводит к массовым спекуляциям. Вот лишь некоторые из них. «Летом 1941 г. в СССР остался один карусельный станок для расточки башенных погонов диаметром более 1,5 метров» – посмотрите «диаметр, ометаемый нишей башни» Т-34/76 – 2,5 м. «Довоенные бензиновые танки нельзя эксплуатировать без аккумуляторов» – посмотрите «зажигание от магнето». «В танковых моторах свечи надо было чистить каждые 3 часа» – посмотрите «регламентные работы в авиации (после полета, после 10 моточасов)» и «уход за автомобилем (после пробега 2000..3000 км)». «Танковые авиамоторы не заводились на автобензине» – посмотрите «октан-корректор, дросселирование» и т.п.

В-пятых, квинтэссенция недостатков довоенных отечественных «ведер с гайками» – настолько тонкая броня, что для 37-мм танковых и противотанковых орудий Вермахта срабатывал принцип «попал – забыл» при попадании в любой «устаревший» советский танк с любых курсовых углов и любых «разумных» дистанций (см. рисунок # 1.1-05).

Автор не агитирует читателя «за создание» альтернативной бронетехники Советского Союза. Автор, всего лишь, пытается, в меру своих сил, представить возможное развитие «безнадежно устаревших» и «исчерпавших ресурс модернизации» довоенных отечественных танков. Конечно, если бы в СССР не появились «лучшие в Мире» танки-разведчики (Т-40), танки непосредственной поддержки пехоты (Т-50), средний танк (Т-34/76) и тяжелый танк прорыва (КВ-1). Оценивать степень превосходства такого развития над реальным производством советских танков автор не рискует. Однако, убежден в том, что ни по одному из интегральных параметров («броня, огонь, маневр») ни у одного из «претендентов» (Т-20, Т-26, Т-27, Т-28, БТ-7) модернизационный ресурс не был исчерпан к лету 1941 г. Более того, предлагаемая модернизация вышеозначенной довоенной БТТ позволяла «держать марку» на уровне боевой техники противника вплоть до 1943 г. Судя по всему, с меньшими проблемами и значительно дешевле при более высокой надежности машин, чем в реальной истории.

 

№ 2.1. ПРОСТАЯ ТАНКЕТКА Т-27

«…хоть шерсти клок…»

При массе недостатков у Т-27 было три важных достоинства: в 1941 г. на вооружении оставалось 2 500 этих танкеток (правда, 1 500 из них ожидали ремонта); ремонт был простым и дешевым; «пустая» кормовая часть была частично забронирована. Кроме того, к этому времени было испытано много модификаций этой машины (рисунок # 2.2-01). Т.е. опыт «перестройки» Т-27 уже был накоплен.

Ничего особенного сделать из танкетки, на взгляд автора, не получится, кроме «транспортера переднего края» (далее – «ТПК») с функцией тягача. «Формула» такого ТПК: 5 человек или 2 человека + 250 кг. Возможны версии 4-местного «бронелимузина» и бронетранспортера (далее – «БТР») с формулой 1+5 человек, но это уже неосновательные излишества, ограниченные малым ресурсом танкетки и ее гусениц (рисунок # 2.2-01).

 

Рисунок # 2.1-01. От танкетки до «лимузина»

 

Объем работ заключается в снятии лишней брони, сборке «кузова» из 6-мм бортов и 4-мм дна и переделки буксирного устройства. Если сидеть спиной к радиатору жарко, лавку можно переставить к заднему борту, а десант посадить лицом по ходу движения. Борта Т-27Л («лимузин») прикрыты 10-мм броней (в случае изготовления такой машины). В «кузове» Т-27БТР можно перевезти до 400 кг груза с одним водителем.

Область применения такой бронированной машины, скорее всего, походное охранение. Возможно использование в качестве тягача для противотанковой артиллерии кадрированных дивизий внутренних округов. На большее авторской фантазии не хватает.

 

№ 2.2. «УНИВЕРСАЛЬНАЯ БОЕВАЯ ПЛАТФОРМА» Т-38/20

«…и жнец и швец и на дуде игрец…»

Согласно постановлению № 71 сс/о от 13.08.1933 г. в «системе бронетанкового вооружения РККА на 2-ю пятилетку» предусматривались два вида транспортеров: «…а) транспортер боеприпасов на поле боя (шасси стандартное с разведывательным танком); б) транспортер пехоты (на шасси легкого трактора)…». В «системе бронетанкового вооружения РККА на 3-ю пятилетку» подобные машины уже не упоминались. В основе настоящего проекта лежит концепция самой массовой гусеничной бронированной машины Второй Мировой войны – БТР «Universal Carrier» (рисунок # 2.2-01). Согласно различным источникам суммарное производство этой машины составило более 110 тысяч штук. Проектная оценка требуемого объема производства аналогичной машины для Красной Армии основана на предположении о необходимости разведки и перевозки десанта в соответствие с вместимостью БТР «Universal». Близкая по параметрам массы и/или назначению БТТ производилась в СССР: Т-27 ~ 3 300; Т-37А ~ 2 600; Т-38 ~ 1 300; Т-40 ~ 900; Т-60 ~ 5 900; Т-20 ~ 7 800; ВСЕГО ~ 22 000 штук, и поставлялась извне: Universal ~ 2 600; М2/М9 ~ 1 200; М3 Scout ~ 3 300; ВСЕГО приведенное количество по вместимости Universal Carrier ~ 10 000 штук. Потенциальный «рынок» машин, подобных БТР «Universal Carrier», для Красной Армии превышал 30 000 штук. Около 25 000 «появились» в РККА позже 1938 г.

 

Рисунок # 2.2-01. «Universal Carrier»

 

К «оперативным» знаниям гипотетического конструктора «универсальной боевой платформы» на 1938 г. отнесены: критерий «оптимальности» – ТТТ плавающего разведывательного танка (по факту – Т-40); освоенная в производстве серийная продукция – плавающий разведывательный танк Т-38 и полугусеничный тягач-транспортер Т-20 («Комсомолец»); конструкция и испытания танка Т-38М; комплексы бронированных машин на базе Т-26 и Т-27 (рисунок # 2.2-02). В реальной истории концепция «универсальной боевой платформы» появилась на 3 года позже: «…примерно в это же время (ноябрь 1941 г., прим. автора) конструкторы ОГК НКТП под руководством С.А.Гинзбурга разработали универсальное шасси из стандартных узлов Т-40, Т-60 и Т-26, которое должно было послужить базой для производства широкой номенклатуры боевых машин…» [М.Н.Свирин. «Легкий танк Т-70». 2006].

 

Рисунок # 2.2-02. «База знаний» танковых конструкторов

 

Как видно по рисунку # 2.2-03 последовательное производство Т-38, Т-20 и Т-40 порождало с каждым этапом все больше проблем, связанных с освоением новой продукции. Полученный эффект плохо соответствовал объему работ по переналадке производства (см. п/п № 1.6. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ). В частности, в танке Т-40 не было ни конструктивных, ни технологических заимствований от предшественников – Т-38 / Т-20. В свою очередь, при наличии некоторых аналогичных узлов, КПП и моторов (ГАЗ-АА / ГАЗ М-1), все остальные агрегаты Т-20 были новыми разработками. Тем не менее, компиляция Т-38 и Т-20 была реализована и принята на вооружение – танк Т-38М. Серийно танк не выпускался, но препятствий для расширения этого «синтеза» не было.

 

Рисунок # 2.2-03. Компиляция конструкций с освоенной технологией

 

Результатом подобного «синтеза» является двухобъемный корпус с установкой башни и двух надгусенничных поплавков. Как видно на рисунке # 2.2-03 предельно упрощенный трапецеидальный водоизмещающий корпус «вписан» в габариты Т-38. «Внедренная» компоновка Т-20, «прижата» к правому борту. Места механика-водителя и командира, а также органы управления новой машины (Т-38/20) полностью идентичны Т-20 (как по длине так и по ширине). За счет этого первый ряд сидений получается трехместным. Монтаж рубки зависит от назначения боевой машины. В «максимальной комплектации» рубка имеет такую же форму, как и корпус, но с меньшими габаритами. В «мобилизационном варианте» рубка отсутствует.

Как видно из рисунка # 2.2-04 все условно вертикальные элементы Т-38 выполнены из листов толщиной 8 мм (есть данные о 9 мм), а «горизонтальные» – из 4 и 6 мм листов. В свою очередь «вертикальные» элементы Т-40 имеют толщину 9 мм, горизонтальные – 6 мм. Согласно разделу № 1.1 «БРОНЯ», эквивалентная толщина брони у танка Т-40: лоб ~ 13 мм / А2; борт ~ 10 мм / А1. Ни в случае Т-38, ни в случае Т-40 нет гарантии защищенности от бронебойной пули «винтовочного калибра» (см. таблицу Т-38 и БА-10). В свою очередь, 13 мм броня БТ-7 пробивалась лишь на минимальном расстоянии (50..100 м), а экранированная на башне Т-37 (см. сканированный документ)  при суммарной толщине 14 мм не пробивалась по нормали с любой дистанции. Отсюда, применив 8 мм листы для сборки корпуса и рубки с 4..6-мм экранированием (броня башни 13 мм), гарантируется непробитие лобовой брони Т-38/20 бронебойными пулями калибра 7,62 мм на дистанции более 50 м (геометрический эквивалент 8 + 4 мм с наклоном 26,5° ~ 13,5 мм). Средневзвешенная толщина эквивалентной брони корпуса БРДМ-38/20 составляет: лоб ~ 15,2 мм; борт ~ 11,8 мм (БТР-38/20: 12,7 мм / 10,8 мм соответственно). «Горизонтальные» элементы «платформы» изготовлены из 4 мм листов.

Применение экранирования позволяет массово производить одинаковые корпуса и рубки для машин различного назначения, а установку экранов осуществлять лишь на некоторые варианты БТТ. Сравнение Т-38 и Т-38/20 показывает (см. рисунок # 2.2-04), что в «максимальной комплектации» вес брони «платформы» (~ 1,58 т) в 1,5 раза превышает тот же показатель у плавающего танка (~ 1,05 т).

 

Рисунок # 2.2-04. Вес брони и водоизмещение «универсальной платформы»

 

«Полное водоизмещение» (водоизмещение корпуса вместе с рубкой и поплавками) в соотношении с боевой массой составляет (в тоннах и %): Т-38 = 3,9 / 3,3 (~ 118 %); Т-40 = 6,9 / 5,5 (~ 125 %); Т-38/20 = 6,3 / 4,2 (~ 149 %). Некоторые авторы утверждают, что у Т-40 «…запас плавучести составлял всего 8 % от общей массы машины…» [М.Б.Барятинский. «Советские танки в бою». 2006], т.е. ~ 450 литров. Видимо, «полное водоизмещение» танков измеряется не в полном объеме (не со всей рубкой). Для Т-40 это примерно на 1,0 тонну меньше. В таком варианте, запас плавучести «универсальной боевой платформы» Т-38/20 «в максимальной комплектации» составит ~ 23 % (около 1 000 л). Если же рассматривать положение Т-38/20 «на ровном киле», то в варианте БРДМ-38/20 (рисунок # 2.2-05) запас плавучести «по палубу» (водоизмещение корпуса и поплавков) составит всего 11 % (~ 470 л). «В бюджетном варианте» (например, для БТР-38/20) при боевой массе ~ 4,06 т запас плавучести увеличится до 15 % (~ 610 л). БТР-38/20 может переправить через водную преграду 5 десантников или 500 кг груза.

На рисунке # 2.2-05 показан весовой баланс различных вариантов комплектации: тягач-платформа П-38/20; транспортер переднего края ТПК-38/20; бронетранспортер БТР-38/20; командно-штабная машина КШМ-38/20; бронированная разведывательно-дозорная машина БРДМ-38/20.

 

Рисунок # 2.2-05. Весовая сводка основных компонентов Т-38/20

 

Последняя версия названа «закрывающей» в связи с тем, что дальнейшая модернизация (вполне возможная), заключающаяся, например, в усилении лобовой брони до 25..35..65 мм (+ 170..330..790 кг), установке тяжелого вооружения типа ТНШ-20 (+ 90 кг), монтаже более габаритной (Н = 450 мм) и лучше защищенной башни 25..35..65 мм (+ 140..330 кг), приведет к увеличению «боевой массы» на 400..1 200 кг, даже при сохранении формы и габаритов броневого корпуса, без изменения остальных узлов и агрегатов. Это лишит «платформу» плавучести и потребует применения иной моторно-трансмиссионной установки и ходовой части. Например, мотор ГАЗ-202 (70 л.с.) и 4-катковая торсионная подвеска с гусеницами шириной 260 мм (танки Т-40 и Т-60, и/или Т-26). В конечном итоге боевая масса такой модификации превысит 4,8..5,8 тонны.

По мере усложнения машины изменяется ее рубка и экранирование (рисунок # 2.2-05). Более подробно различие «закрывающей» версии (БРДМ-38/20) и самого простого варианта (П-38/20), приспособленного для перевозки артиллерийского расчета, показано на рисунке # 2.2-06 (существует поузловой «*.psd»-файл).

 

Рисунок # 2.2-06. Конкуренты и противники

 

Для наглядности на рисунке # 2.2-06 представлены в одном масштабе Sd.Kfz.250 и Universal Carrier, как условные «одноклассники», способные перевозить 5..6 человек и защищавшие экипаж/десант от «простых» и/или бронебойных пуль «винтовочного калибра». Сводные данные по этим машинам приведены на рисунке # 2.2-07 [«Бронеколлекциия»]. «Универсальная боевая платформа» в версии БРДМ-38/20 тяжелее Universal Carrier на 12 %, но легче Sd.Kfz.250 на 26 %. БТР-38/20 транспортирует 6 человек с вооружением по суше и воде («конкуренты» не плавали), обеспечивает защиту от бронебойных пуль «винтовочного калибра» на дистанции > 50 м в курсовом угле 120° выше 650 мм от грунта, от «простых» пуль с любого ракурса (примерно соответствует защите  Sd.Kfz.250 и лучше защиты Universal Carrier).

Таким образом, полученная машина (Т-38/20) лишена основных, по большей части вымышленных, недостатков предшественника (Т-38) и технически проще Т-40. Как минимум, БТР-38/20 в «штатном» режиме «мог» переправить через водную преграду не двух, а пятерых десантников. Броневая защита фактически соответствовала легким танкам того времени (БТ-7 и Т-26). «Общеизвестная» ненадежность Т-38 «скомпенсирована» применением в новой машине узлов и механизмов тягача Т-20 ("Комсомолец"), нарекания на который автору неизвестны. Что касается «отвратительной» проходимости Т-38, то со всей очевидностью понятна предвзятость авторов этого определения, достаточно сравнить «парадные ТТХ» «непроходимого» Т-38 и «прекрасного» танка-эталона Т-60-поздний.

Особенности конструкции «универсальной платформы»:

применение крупносерийных автомобильных агрегатов (мотор, главный фрикцион, КПП, демультипликатор, главная передача);

использование серийных узлов трансмиссии и ходовой части Т-38 и Т-20 (редуктор отбора мощности на гребной винт, бортовые фрикционы и передачи, направляющие и ведущие колеса, каретки с опорными катками, гусеницы и поддерживающие ролики);

возможность синтеза боеспособного предельно упрощенного (мобилизационного) варианта комплектации (без демультипликатора, редуктора отбора мощности, второго поста управления, радиостанции и поплавков, с заменой поддерживающих роликов направляющими полозьями, применение бронзовых втулок в направляющем колесе);

возможность серийной манипуляции выпуском требуемых модификаций БТТ без перенастройки технологического процесса;

обеспечение перемещения по воде при помощи винта, перемотки гусениц или весел (в крайнем случае – подручные средства);

размещение всех элементов трансмиссии «в контуре» корпуса;

применение упрощенной формы корпуса и, соответственно, бронеэлементов из ограниченной номенклатуры бронепроката, в том числе экранов (4, 6, 8 мм);

возможность сборки бронекорпусов любым способом (сварка и/или клепка).

 

Рисунок # 2.2-07. ТТХ БТР-38/20

Примечания к рисунку # 2.2-07:

колея БТР Sd.Kfz.250 (2500 мм) ошибочна, из других источников: 1450 или 1613 мм;

ТТХ БТР-38/20 – фотомонтаж компиляции ТТХ танка Т-38 и САУ ЗИС-30.

 

Увы, но рекомендовать «универсальную боевую платформу» Т-38/20 к производству нельзя. Широкое применение гусеничных машин на интенсивных второстепенных боевых «работах» не оправдано вследствие катастрофически быстрого износа гусениц (~ 1 500 км). Насыщение войск такой БТТ отвлекло бы отечественную промышленность от производства более эффективных боевых машин (танков и САУ). Тем не менее, в период 1939..1941 г. было изготовлено более 5 300 тягачей Т-20.

 

№ 2.3. «АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ ТАНК» АТ-26

«…новое – это хорошо забытое старое…»

Согласно современному общественному мнению, самым «неудачным, устаревшим, изношенным, безнадежным и бесполезным» является танк Т-26. Из множества форумных сообщений, из ряда журналов и книг известно, что Т-26 присвоено оскорбительное звание – «ведро с гайками». Общепризнанным считается то, что «фактически» именно этот танк своей «неповоротливостью, низкой проходимостью и ненадежностью» послужил причиной «временных неудач Красной Армии» летом 1941 г. В ряде источников утверждается, что танки Т-26 «…составляли большинство боевых машин в механизированных корпусах приграничных военных округов…» [М.Б.Барятинский. «БТТ СССР…». 1998]. Из других источников известно, что 5 тысяч Т-26 составляли около 36 % от 14 тысяч танков, дислоцированных в западных приграничных округах [Н.П.Золотов. «Боевой и численный состав ВС СССР…». 1994].

В 1942 г. в Красной Армии почти не осталось Т-26, его место «прочно занял» Т-70 – «лучший легкий танк Второй Мировой войны». Правда, чуть позже выяснилось, что «летняя кампания выявила низкие боевые качества» Т-70 (см. п/п № 1.6. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ). Для чего же советская танковая промышленность прошла тернистый путь создания в 1940 г. новейшего «плавающего разведывательного танка» Т-40, а затем, в ходе сложной модернизации, сначала произвела невразумительный Т-60 (1941 г.), а потом и «малый разведывательный танк сопровождения» Т-70 (1942 г.)? Танк такого же служебного назначения более 10 лет выпускался в СССР (Т-26), от которого Т-70 отличался «толстой лобовой броней» и одноместной башней.

Периодически в сети появляется «мысль» о том, что путь Т-40 → Т-60 → Т-70 был оправдан созданием СУ-76, относительно которой существует устойчивый стереотип: «…установка СУ-76 создана на базе легкого танка Т-70 как мобильное средство сопровождения пехоты…» [В.Н.Шунков. «Оружие Красной Армии. 1999]. «Идентичность» баз Т-70 (Т-70М) и СУ-76М показана на рисунке # 2.3-01. Там же изображен танк Т-26 и самоходная артиллерийская установка (далее, «САУ») на его базе.

 

Рисунок # 2.3-01. САУ СУ-76 и АТ-1

 

Автора можно обвинить в «послезнании», но кто объяснит поведение советских конструкторов, которые «с маниакальным упорством» создавали САУ (рисунок # 2.3-02)?

 

Рисунок # 2.3-02. «Стабильность – признак мастерства»

 

Увы, в СССР, как всегда, «пошли другим путем». Вначале репрессировали конструкторов, затем «зарубили на корню» идею «плохого танка» (САУ), и только потом, уже в годы Великой Отечественной войны, «через тернии к звездам» создали «лучшую в Мире» СУ-76. Приводить в пример «малограмотных» иностранцев «не наш метод». Тем не менее, на рисунке # 2.3-03 показана подборка непрезентабельных итальянских САУ на устаревшем шасси с клепанным корпусом и балансирной подвеской.

САУ Semovente da 75/46 1943 г. выпуска, массой 15,8 т с экипажем 3 человека, оснащалась двигателем мощностью 190 л.с. и 75-мм орудием с длиной ствола L46 (бронепробиваемость 86 мм / 1000 м). Бронирование достигало ~ 70 мм в лобовых и ~ 38 мм в бортовых деталях. Скорость на блокированной подвеске составляла 35 км/час. Для оценки «тупости» итальянской конструкторской мысли можно сравнить это «корыто» с отечественным аналогом. Советская СУ-85 1943 г. выпуска, массой 29,6 т (в 1,87 раза тяжелее) с экипажем 4 человека (~ паритет), оснащалась мотором мощностью 500 л.с. (в 2,63 раза мощнее) и 85-мм орудием с длиной ствола L52 (бронепробиваемость 100 мм / 1000 м, на 16 % лучше). Геометрический эквивалент брони СУ-85 в лобовых деталях достигал ~ 70 мм (паритет), в бортовых ~ 46 мм (на 21 % лучше). Скорость на индивидуальной подвеске составляла «по паспорту» 55 км/час (в 1,57 раза быстрее). Иными словами, СУ-85 обладала на 16 % более эффективным вооружением и на 57 % более высокой «паспортной» скоростью, при фактическом паритете защиты с итальянской САУ. Реализация указанного преимущества привела к утяжелению машины на 87 % и установке на 163 % более мощного мотора. «Стоила ли игра свеч»? Надо ли сравнивать Semovente da 75/46 с СУ-76М?

 

Рисунок # 2.3-03. «Плохие танки» Италии

 

Гипотетически рассуждая, очевидно, что, используя базу Т-26, вряд ли можно достичь эффективности итальянских САУ «75/34»; «75/46»; «90/53» и «105/25». Но на период 1939..1942 гг. хватило бы потенциала АТ-1, как аналога «75/18». Во всяком случае, близкие по ТТХ немецкие StuG III A..E выпускались до весны 1942 г. (рисунок # 2.3-04). Главным недостатком АТ-1, по сравнению с германо-итальянскими аналогами, было слабое бронирование (А2 – защита от бронебойных пуль «винтовочного калибра»).

 

Рисунок # 2.3-04. САУ «в ассортименте»

 

В «Системе бронетанкового вооружения РККА на 2-ю пятилетку» от 1933 г. предусматривалась «…в) самоходная артиллерийская установка (на агрегатах общевойскового танка)…», в 1935 г. в СССР были готовы опытные образцы САУ АТ-1, созданные на базе танка Т-26. Еще раньше, в 1931 г. была испытана САУ СУ-1. Формулировка «на базе» абсолютно точно отражала особенность конструкции АТ-1 (см. рисунок # 2.3-01). В «программе на 3-ю пятилетку» уже не упоминается о таком «специальном танке», как САУ. И пусть, до 1937 г., т.е. «до широкого применения противотанковых пушек в Испании» никто «не задумывался о противоснарядном бронировании танков». Но, если бы в 1937 г. не «закрыли» всех проектировщиков САУ, а в 1938 г. правильно «оценили» необходимый уровень защиты и вредность выпуска «пулестойкого» Т-26, то к 1940 г. РККА получила бы достойную «штурмовую САУ» на «агрегатах общевойскового танка». В свою очередь, большую часть «бэушных» Т-26 можно было «перековать» на упрощенную экранированную САУ по типу СУ-1. Для их вооружения можно было использовать около 200 76-мм КТ-28, замененных на танках Т-28 пушками Л-10. Надо заметить, что весной 1938 г. на САУ АТ-1 были проведены успешные испытания Л-10 [А.Широкорад. «Отечественные танковые орудия». 1998]. Основную же массу таких «самопальных» САУ можно было вооружить собственными 20-К (экономия ~ 250 кг) на тумбовой установке морской 21-К. Ограничение «огня» компенсировалось бы усилением «брони» при том же «маневре» (рисунок # 2.3-05).

 

Рисунок # 2.3-05. «Я тебя слепила из того, что было»

 

Согласно популярным источникам уже в 1939 г. серийные танки Т-26 достигли боевой массы в 10,25 тонны [М.В.Коломиец. «Тяжелая судьба легкого танка». 2007]. Боевая масса химтанка ОТ-130 в 1938 г. составила 11,5 тонны, а масса экранированных Т-26Э превысила 12,0 тонн [А.В.Карпенко. «Обозрение отечественной БТТ». 1996].

Таким образом, «маневренные» ТТХ АТ-26 и Т-26 последних лет выпуска идентичны, кроме запаса хода – 150 км (хотя, дополнительные 90 л бензина не слишком большой «перевес»). Ограниченны возможности вооружения: углы горизонтальной наводки ±12°; вертикальной +20°, -7°; БК – 100 снарядов и 945 патронов (15 магазинов). Эквивалентная толщина основной брони и экрана составляет для лобовой проекции корпуса и рубки ~ 48 мм, для бортовой проекции боевого отделения ~ 28 мм (всего борта ~ 21 мм). Остальное бронирование идентично базовому танку. Судя по незначительной разнице дульной энергии КТ-28 и 20-К (~ 14 %) в качестве основания для монтажа 76-мм орудий можно использовать тумбу от 45-мм 21-К с адаптацией поворотного механизма.

Что касается дальнейшей модернизации, то, в самом начале, наверное, следовало перейти на трансмиссию от ЗиС-5 и/или ЗиС-6, использовать менее дефицитную КПП, главную передачу, возможно, демультипликатор, с соответствующим уменьшением передаточного отношения бортовых передач. В любом случае, такая замена «родной трансмиссии» обеспечивала до 200 кг «экономии» боевой массы. Проблем с надежностью, не было бы, т.к. крутящий момент двигателя ЗиС-5 составлял 28,5 кг*м (~ 81 % от Мкр мотора Т-26), тем более, КПП ЗиС, как пишут, применялась с мотором ГАЗ-203 (~ 35 кг*м). Решение вопроса с бортовыми передачами позволяло применять фактически все двигатели московского автозавода (Vmax в км/час): ЗиС-101 (~ 32); ЗиС-16 (~ 25) и в кризисе – ЗиС-5 (~ 21), с «экономией» 100..150 кг, невзирая на жидкостное охлаждение. Очевидной перспективой был ГАЗ-203, но уже с более существенными изменениями конструкции танка. Была бы допустима смена ходовой части, с установкой торсионной подвески (если, конечно, в этом была необходимость на таких скоростях). Сборка броневого корпуса, скорее всего, велась бы из монолитной брони требуемой толщины, а не из «двухслойного пакета». Перевооружение на пушку ЗиС-3 привело бы к более значительным переделкам, по сути, к новой машине. Хотя, именно так и произошло при создании СУ-76М (разумеется, никакой «базы танка Т-70М» не было). Но эта САУ появилась на фронте только в 1943 году.

Что касается «тихоходности» такой САУ, то, как выяснилось в 1940 г. на сравнительных испытаниях финского «Виккерса» и советского Т-26 (выпуск 1938..1939 гг.), последний разогнали до максимальной скорости 38,4 км/час (при «паспортных» – 30) [А.Хлопотов. «Отчет по испытанию «Виккерс»…». 2012]. В то время, как для «лучшей в Мире» СУ-76 ограничили максимальную скорость до 30 км/час (при «паспортных» – 44) с целью сбережения левой (длинной) полуоси [А.Чубачин. «СУ-76…». 2009]. В качестве справки, в период 1939..1941 гг. было изготовлено примерно 3 000 танков Т-26.

Оценка тактических свойств переделки «картонного» танка в «штурмовую САУ с противоснарядным бронированием» автору недоступна, но немецкая «армейская колотушка» уже не могла бы «поражать танк с первого выстрела», не говоря уже о резком снижении эффективности многочисленных ПТР Вермахта.

 

№ 2.4. «ТАНК МАНЕВРЕННЫХ СОЕДИНЕНИЙ» БТ-7Э

«…иль со щитом…»

К основным недостаткам танка БТ-7 относится малочисленность экипажа и низкий уровень защиты (А2). Экипаж и механизмы танка были защищены только от бронебойных пуль «винтовочного калибра». Это было очевидно задолго до Гражданской войны в Испании (см. рисунок # 1.1-05). Любая попытка усилить бронирование неизбежно приводила к увеличению боевой массы, следовательно, лишала танки серии «БТ» их достоинства – быстрого движения на колесах. Есть данные о том, что дизельная модификация БТ-7М (боевая масса ~ 14,7 т) на колесном ходу теряла резиновую ошиновку за несколько десятков километров пробега без гусениц.

В так называемой «системе бронетанкового вооружения РККА на 3-ю пятилетку» от 20.04.1938 г. отдельными пунктами оговаривалось: «…совершенствование танков Т-26 и БТ в части непробиваемости брони…» и «…принятие необходимых мер к производству двухслойной и экранированной брони…». Т.е. разработка экранов для БТ-7 планировалась «на самом высоком уровне». Но, как известно автору, эта работа была выполнена (в опытном порядке) только в 1941 г. и в 1944 г. (рисунок # 2.4-01).

Как видно из рисунка # 2.4-01 версия экранирования 1941 г. (далее, тип «Э41») «стоила» 2,9 т, а версия 1944 г. (далее, тип «Э44») – 1,5 т. Автор не заметил разницы в экранировании по обоим вариантам (ни по толщине, ни по элементам конструкции танка), но вес экранов разниться почти в два раза. В варианте Э41 люк механика-водителя перекрывается экраном, в варианте Э44 сохраняет свою функцию. Исходя из неочевидности весовых сводок выполнена авторская реконструкция экранирования.

Согласно компиляции из разных источников, накануне 22 июня 1941 г., в противостоянии армии вторжения Вермахта и войск западных приграничных округов РККА, основными антиподами 2 800 шт. БТ-7 (из них 2 400 шт. 1 и 2 категории) были 155 шт. Pz.35(t), 286 шт. Pz.IIIE/F, 625 шт. Pz.38(t), возможно, 200..300 Pz.35R(f) и/или Pz.38H(f) – всего около 1 200..1 400 танков. Наиболее близким к БТ-7Э был чешско-немецкий экранированный танк Pz.38(t)E/F (рисунок # 2.4-02). В качестве справки, в период 1939..1941 гг. было изготовлено около 2 100 танков БТ.

Масса элементов экранирования приведена без учета крепежа. Возможно, первые значения соответствуют варианту Э41, последние – Э44. Особенность промежуточного варианта (~ 2 124 кг) заключается в усиленном экранирования скул корпуса, повышающем защищенность при попадании снаряда с некоторым курсовым углом, отличным от «0». Предусмотрено дополнительное бронирование верхней части борта в районе отделения управления и моторно-трансмиссионного отделения (у танка Pz.38(t)E/F экранировался только борт рубки). Эквивалент лобовой брони танка БТ-7Э составил ~ 46 мм, борта ~ 29. Перегрузка на 600 кг относительно варианта Э44 может быть частично скомпенсирована сокращением боекомплекта (~ 300 кг) и запаса бензина (~ 100 кг).

 

Рисунок # 2.4-01. «Броня в обмен на скорость»

 

Рисунок # 2.4-02. Антиподы 1941 года

Примечания к рисунку # 2.4-02: значения бронепробиваемости 20-К, отличные от данных на рисунке # 1.1-02, получены из других источников.

 

Пресловутый «повышенный износ перегруженных экранированных танков», «перегрев мотора» и прочие недостатки отражены в сканированном фрагменте отчета об испытаниях танка БТ-7Э (рисунок # 2.4-03).

 

Рисунок # 2.4-03. Фейк или подлинник?

 

Как «известно» из безапелляционных утверждений «интернет-историков», 50-часового ресурса первых В-2 «вполне хватало для летних боев 1941 г., трансмиссия Т-34 разрушалась раньше или его подбивали». Согласно данным рисунка # 2.4-03 экранированные танки БТ-7Э обладали более чем 50-часовым моторесурсом.

Автор готов предоставить сканированный сетевой подлинник фрагмента отчета об испытаниях БТ-7Э (см. рисунок # 2.4-03). Очевидно, подлинность этого документа может быть оспорена (как и любая другая информация в этой статье). В этом случае направляйте свои претензии тем, кто «фотошопит» эти антипатриотичные «лживые документы».

 

№ 2.5. «ТАНК ПРОРЫВА» Т-28М

«…Под грозной броней ты не ведаешь ран…»

Список «объективных недостатков» танка Т-28 обширен. Но главный из них – «общеизвестность», т.к. неизвестно откуда и на основании чего она («общеизвестность») возникла. «Краткий перечень» пресловутых недостатков Т-28 содержит: во-первых, громоздкость танка; во-вторых, тихоходность и неповоротливость; в-третьих, «картонность»; в-четвертых, устаревшую подвеску; в-пятых, плохое вооружение; в-шестых, низкую надежность; в-седьмых, авиамотор; в-восьмых, высокую стоимость и не технологичность; в-девятых… и т.д. В общем, «неуклюжий и ненадежный, безнадежно устаревший, слабо защищенный и плохо вооруженный фанерный трамвай».

Любая оценка должна иметь «базу» или «точку отсчета», определенный «эталон» (рисунок # 2.5-01). Возникает вопрос, что является критерием уничижительных оценок танка Т-28? Например, в аспекте габаритов, относительно какой машины танк Т-28 представляется громоздким – относительно танкетки Т-27 или, например, относительно БТР-70? В аспекте «тихоходности» не ясно какую скорость современные критики считают «нормальной» для Т-28: 40; 56 или 65 км/час? Согласно ряду источников, такие скорости были доступны не только опытным образцам, но и серийным танкам Т-28А (55,8 км/час). На каком основании танк Т-28 расценивается, как «неповоротливый»? Только ли на соотношении «опорной поверхности гусениц к колее» – 2,04, или с учетом пояснений на стр. 129 [Матчасть… Т-28. «Наставление АБТВ РККА». 1935]? Относительно «картонности» Т-28 возникает подозрение, что критики «забыли» экранированные танки Т-28Э (рисунок # 2.5-01).

Собственно говоря, большая часть «объективных недостатков» танка Т-28, «вскрытая» нынешними «независимыми» интернет-специалистами, имеет примерно такую же истинность, аргументированность и историческую ценность. В частности, «неоспоримые факты» якобы полностью подтверждают «устарелость» неизбежной балансирной подвески Т-28. Но, оказывается, в ходе обширных экспериментов для танка Т-29 была разработана подвеска «типа Кристи», а в процессе создания танка КВ на Т-28 была испытана торсионная подвеска (рисунок # 2.5-02). Очевидно все эти «устройства» могли найти применение и на серийных модернизированных танках Т-28«М».

 

Рисунок # 2.5-01. «Недостатки» танка Т-28

 

Современное «общественное мнение», абстрагируясь от самого объекта суждения, абсолютно уверено в «плохом вооружении» Т-28. А какое танковое орудие критики считают «плохим»: КТ-28, Л-10, Л-11, Ф-32 или ПС-3? Или они до сих пор уверены в «невозможности применения» 85-мм орудия Ф-30 на танке Т-28 (рисунок # 2.5-02)? Оказывается, «окурок» КТ-28 и «ненадежная» Л-10 применялись на серийных танках Т-28, опытные Л-11 и Ф-32 прошли «полный комплекс испытаний» на этом танке. А в 2015 г. Ю.Пашолок подтвердил то, что 85-мм Ф-30 прошла испытания на танке Т-28 не только пресловутой «возкой и искусственным откатом», но и реальной стрельбой [Ю.Пашолок. «Опытный танк…». 2015]. «Крышу» у испытуемого Т-28, как выяснилось, «не снесло».

 

Рисунок # 2.5-02. «Огнем и колесами»

 

В свою очередь, создается впечатление, что авторы утверждений о «ненадежности» Т-28 основывают свои умозаключения на содержании единственного абзаца на странице 108 из книги [М.В.Коломиец. «Трехглавый монстр Сталина». 2007]. При этом они «скромно» опускают остальное содержание этой же страницы (рисунок # 2.5-03). Иными словами, до настоящего времени автором не обнаружено достоверных ссылок на ненадежность Т-28 последних лет выпуска, кроме документированных «жалоб» на орудие Л-10. Автор будет благодарен за любые материалы и ссылки по этой теме.

Не менее сомнительны «общепринятые» претензии к танковым авиамоторам [А.Г.Солянкин и др. «Отечественные бронированные машины». 2002] и [Е.А.Зубов. «Двигатели танков». 1995]. Действительно, в 1940 г. М-17Л (вместе с ГФ и КПП) стоил около 32 700 рублей и был дороже автомобильного ГАЗ-202 (в той же комплектации ~ 5 000) примерно в 6,5 раз. Однако и мощность М-17Л была больше в 8,5 раз. Кстати, «оборотность» автомобильного мотора было выше М-17Л почти в 2 раза. Что касается пресловутого «третьего направления» (см. рисунок # 2.5-03), то давно опубликованы неутешительные параметры «превосходного» дизельмотора В-2 довоенного времени [А.Макаров. «Хроники первых тридцатьчетверок». 2010]. Кроме того, «…особо отмечалось, что дизель-мотор В-2 не выдержал гарантийной наработки даже в 100 моточасов…» [М.Н.Свирин. «Броневой щит Сталина». 2006].

 

Рисунок # 2.5-03. «…Не верь глазам своим…»

 

Тем не менее, любителям «дизелизации всей страны» стоит вспомнить, что дизель БД-2 разрабатывался именно для установки в БТ, Т-28 и Т-35. «Как это ни странно», но в начале 30-х годов про танки Т-34 и КВ никто «не знал». Т.е. установка В-2 в танк Т-28 была предусмотрена задолго до 1938 г. Препятствий для установки В-2 в моторно-трансмиссионном отделении (далее «МТО») Т-28 не было, кроме, разумеется, низкого качества и высокой стоимости этого двигателя. Тем не менее, «моторный вопрос» советского танкостроения достоин отдельной статьи.

Относительно «не технологичности» танка Т-28 автору заметить нечего, т.к. оппоненты не способны предоставить конкретные значения этого весьма расплывчатого параметра и/или определить «прозрачный» исчислимый критерий его оценки. Например, пресловутые «нормочасы» «трудоемкости» Т-28 или, даже, «станкоемкость» производства танков. В этой связи, определенные умозаключения можно составить лишь по так называемой «стоимости» (или «по цене», или «по себестоимости»? В источниках сплошная путаница с понятиями) танков (с вооружением или без? Документы уточняют это различие крайне редко) «вредительского» Т-28 и «наиболее простого» и «технологичного» эталона Т-34. Опираясь на данные, приведенные на рисунке # 2.5-04, можно говорить, что танк Т-28 в 1940 г. «стоил» примерно 365 тыс. руб., а Т-34 (в тыс. руб.): 1940 г. ~ 400; план на 1941 г. ~ 270..325; I квартал 1942 г. ~ 270..325 и т.д. По танку Т-34 прослеживается тренд снижения «стоимости», видимо, за счет повышения «технологичности». Эта тенденция свойственна большей части промышленной модернизации продукции, в том числе, и Т-28«М» (рисунок # 1.5-02).

Дальнейшие рассуждения относительно перспективного «вектора» модернизации довоенного среднего танка Т-28 очевидны (рисунок # 2.5-05):

а) упрощение конструкции корпуса танка с удалением пулеметных башен;

б) усиление защиты. На первом этапе – экранирование. Реализовано на танке Т-28Э. По мере освоения «толстолистовой» сварки, переход на монолитную броню («монокатанную», разумеется);

в) усиление вооружения. На первом этапе установка Л-11, в измененной серийной маске Л-10. Позже, переход на вооружение Ф-32 / Ф-34. Реализовано на танке Т-34/76. В перспективе – вооружение танка 85-мм пушкой Ф-30;

г) увеличение максимальной скорости. Реализовано на танке Т-28А;

д) в зависимости от завода-изготовителя применение подвески «типа Кристи». Реализовано на танках Т-29 и Т-34. Переход на перспективную торсионную подвеску. Реализовано на танке КВ;

е) монтаж системы охлаждения с установкой вентилятора на главный фрикцион. Реализовано на танках БТ;

ж) установка усовершенствованной трансмиссии. Реализовано на танках Т-34/85;

з) повышение технологичности узлов. Например, литые башни. Реализовано на танках Т-100, Т-34, КВ.

В отдаленной перспективе – замена карбюраторного мотора по мере удешевления и повышения надежности дизеля.

 

Рисунок # 2.5-04. «Охал дядя на чужое глядя»

 

Реконструированная весовая сводка серийного танка Т-28 (1938 г.) содержит: вес «груза» (экипаж, боеприпасы, топливо, ЗИП и т.п.) ~ 2,20 т; орудие Л-10 ~ 0,65 т; 4 пулемета ДТ ~ 0,05 т; бронирование всего ~ 11,10 т (корпус ~ 9,30 т; большая башня ~ 1,15 т; 2 малые башни ~ 0,65 т); «система» (двигатель ~ 0,55 т; трансмиссия; ходовая часть; управление; боеукладки; места экипажа и т.п.) ~ 13,80 т. Боевая масса ~ 27,80 т. Реальный проект экранирования танка Т-28, выполненный в 1940 г., добавлял к боевой массе ~ 4,05 т [М.В.Коломиец. «Многобашенные танки РККА…». 2000].

Первый шаг. Проект 1938 года, начало серийного производства в 1938 году. Предприятие – ЛКЗ. На рисунке # 2.5-05 видно, что танк Т-28М внешне отличается от своего прототипа отсутствием пулеметных башен и «срезанным» сверху на 150 мм корпусом. «Экономия массы» на бронировании достигает почти 1,50 тонны.

Необходимости в изменениях МТО нет (красно-желтый контур на рисунке # 2.5-05). Положение всех узлов и механизмов идентично серийным Т-28. Мотор, трансмиссия и система охлаждения Т-28 остались прежними. Сохранены противопожарные колодцы бензобаков. Единственное отличие – верхняя «труба жёсткости проходит не «под», а «над» крышей корпуса. Применена трансмиссия Т-28А. Согласно теории, максимальная «динамическая» скорость 56 км/час при мощности 600 л.с. достижима для боевой массы ~ 32,1 тонны.

В отделении управления (далее – «ОУ») значительно меняется бронирование верхней передней части корпуса. Пулеметные башни на танк Т-28М не устанавливаются, щиток механика-водитель становится неподвижным и удлиняется в обе стороны до бортов танка. Борта «рубки» удлиняются до соединения с лобовым листом рубки (рисунок # 2.5-06). Необходимо понизить уровень сиденья водителя и увеличить наклон спинки.

При «срезании» корпуса возникают проблемы в боевом отделении (далее – «БО»), они связаны с сохранением обитаемости «большой башни» и проводкой тяг управления, т.к. применение барабанных боеукладок, фактически «кладет» подвесной полик башни на дно корпуса. Зазор для тяг пропадает… это «креативная зона» конструкторов.

 

Рисунок # 2.5-05. Метаморфозы Т-28

 

Ходовая часть сохранена в неизменном виде, т.к. сокращение длины и клиренса танка невозможны без изменения подвески (рисунок # 2.5-06).

В связи с изменением ТТТ в аспекте защиты и с целью облегчения танка все лобовые детали изготавливаются из 30-мм брони, защита лобовой части рубки и НЛД предусматривает усиление 30-мм экранами. Корма собирается из 30-мм брони, лист вентилятора – 20-мм. «Вертикальная» часть кормы усилена 15-мм экраном. Крыша, дно и колпак МТО изготовлены из 15-мм брони. 20-мм борта усиливаются 20-мм экранами. Серийные экраны, щиты и колодцы подвески выполнены из 10-мм брони. Неизменной остается форм башни (лучше, маска со спаренной пулеметно-пушечной установкой) и толщина ее брони – 20-мм. Лобовая часть с амбразурой, передние скулы и борта башни экранируются 30-мм броней, корма – 20-мм. Геометрический эквивалент брони в лобовой проекции Т-28М составляет ~ 67 мм, в бортовой ~ 40 мм.

Вооружение танка изменено в части усиления орудия до Л-11, т.к. «…Маханов попросту удлинил нарезную часть и упрочил механизмы противооткатных устройств пушки Л-10…» [А.Широкорад. «Отечественные танковые орудия». 1998]. С одной стороны имелась возможность установить два курсовых пулемета в шаровых установках по типу ИТ-28, с другой – не устанавливать их вообще, как было сделано на танке КВ (рисунок # 2.5-06). Выбран вариант с неподвижным курсовым пулеметом (очевидная психологическая проблема на фоне установки «ворошиловских пулеметов» даже в ИС-2).

 

Рисунок # 2.5-06. «Берем автоген и аккуратно…»

 

Вообще говоря, такая модернизация доступна и «по методу товарища Дыренкова». Согласно легенде, он за одну ночь сделал из «Форда-А» бронеавтомобиль Д-8. Для Т-28М времени потребуется больше, но по сути, это переделанный «на коленке» обычный серийный танк Т-28.

Весовая сводка (приблизительно): «груз» ~ 2,20 т; орудие Л-11 ~ 0,75 т; бронирование всего ~ 12,75 т; «система» ~ 13,80 т. Боевая масса ~ 29,50 т.

Второй шаг. Проект 1939 года, начало серийного производства в 1940 году. Предприятие – завод № 183. Этот проект – реверанс для харьковских танкостроителей и комплимент В.Г.Грабину. Танк Т-28С, на первый взгляд, не имеет никакого отношения к танку Т-28 (рисунок # 2.5-05). Не совсем так.

Прямоугольное сечение и размеры корпуса Т-28С идентична Т-28М, высота равна 1,200 м (крыша и дно в БО – 15 мм, корпус «в свету» ~ 1,170 м). В частности, высота корпуса БТ-7 – 1,134 м [Ю.Е.Маскарев. «Альбом… БТ-7М». 1940]; Т-34 – 1,154 м [Ю.Е.Маскарев. «Альбом… Т-34». 1940]; КВ-1 – 1,210 м [Александр DWG. «Чертежи КВ». 2014]. Известно, что в МТО этих танков легко помещались дизельные двигатели В-2 и карбюраторные моторы М-17. С целью сокращения длины (с 3,50 м до 3,10 м) в МТО применены традиционные для «харьковской школы» одноступенчатые бортовые передачи и осевой вентилятор охлаждения «по типу БТ».

При сохранении у Т-28С длины корпуса на уровне Т-28 / Т-28М, появляется возможность отказаться от «ломаного носа» и продлить ВЛД до крыши корпуса. В связи с соответствующим перемещением места механика-водителя назад, наклон НЛД увеличен до 45°. На этом этапе «вертикальные листы» корпус танка изготавливается из 35-мм брони, «горизонтальные» – 20-мм в зоне УО и БО, 13-мм в зоне МТО. В этом случае потребуются 13-мм экраны для НЛД, бортов и вертикального листа кормы. Внутренние перегородки из 6-мм листов. Судя по непроверенным данным броня такой толщины была продукцией дореволюционных «дюймовых» станов с пределом толщины проката ~ 0,25; 0,50; 1,00 и 1,50 дюйма (6,35; 12,70; 25,40 и 38,10 мм) для обычного «железа».

К лету 1939 года было освоено опытное производство литых башен с толщиной стенки 60 мм, разработаны и изготовлены маски для спаренных пулеметно-пушечных установок (танки СМК, Т-100, КВ-1), в конце 1939 г. изготовлены «гнутые» башни Т-34 из бронепроката толщиной 45 мм (рисунок # 2.5-07). Все эти технологии были «открыты» для танка Т-28С. На рисунке # 2.5-05 показана гнутая цилиндрическая башня (конструктивно идентичная реальной башне серийного Т-28), сваренная из 35-мм проката. Применены 35-мм экран в передней трети цилиндра башни, 20-мм экраны сбоку и для обечайки «открытой» части погона, 13-мм экран сзади. Разумеется, применяется «трехместный» погон с подвесным поликом от серийного Т-28 с диаметром «в свету» 1,62 м (рисунок # 2.5-07). Для производства на паровозостроительных заводах предусмотрена клепанная конструкция цилиндрической башни. Средневзвешенный геометрический эквивалент брони в лобовой проекции ~ 84 мм, в боковой ~ 50 мм.

 

Рисунок # 2.5-07. Непротиворечивые технические решения

 

Использование двигателя М-17Л, в 1,43 раза более мощного, чем обычный для БТ-7 мотор М-17Т, потребует повышения производительности вентилятора охлаждения. Это «простор для творчества». В конструкции нашли применение нормально работающие трехдисковый главный фрикцион и продольная 5-КПП от танка Т-28 (рисунок # 2.5-07). Монтаж одноступенчатой бортпередачи «от Т-34» (iТ-34=5,70) вынуждает вернуть обычную «40-километровую» трансмиссию (вместо трансмиссии Т-28А), что позволит удержать тяговооруженность на замедленной передаче выше 63 %, и обеспечит максимальную кинематическую скорость на четвертой передаче около 54 км/час. На танке использованы серийные ведущие и направляющие колеса Т-28.

Для гарантии надежности на танке Т-28С применена многократно испытанная подвеска танка Т-29 с добавлением по одному катку на борт. Согласно ряду источников 8-катковая подвеска эталонного Т-29 успешно выдерживала движение со скоростью 30..35 км/час по неровностям высотой 0,6 метра. Причем, боевая масса опытного танка составляла 28,5 тонны (~ 3,56 т на каждый каток с пружинным «амортизатором»). Иными словами, 10-катковая подвеска Т-28С способна выдержать 36-тонный танк. С целью упрощения производства в качестве основного типа использована серийная 380-мм (15-дюймовая) гусеница от танка Т-28 с увеличенными гребнями и штампованными траками (на рисунке # 2.5-05 показан гребень старого образца). Позже возможен переход на 20-дюймовую гусеницу Т-29.

В качестве вооружения использован «Грабинский дуэт» – Ф-32 или Ф-34 в маске со спаренным пулеметом. В случае монтажа Ф-34 качающаяся часть примерно на 400 кг тяжелее. Курсовой пулемет неподвижный, иначе, пресловутое «яблоко». Ну, и «вишенка на торте». Ширина корпуса Т-28 (~ 2,00 м) и расположение шахт подвески позволяли разместить на подвесе башни… карусельную боеукладку (44-местную) с электроприводом и двумя «поисковыми» концевиками – на бронебойный (шрапнель «на удар») и на осколочно-фугасный снаряд (далее – «ОФС»). Разумеется, это немного преждевременно, но недорого и не противоречит уровню техники тех дней (рисунок # 2.5-07). Такая боеукладка позволит приподнять подвесной полик и проложить тяги управления.

Весовая сводка (приблизительно): «груз» ~ 2,50 т; орудие Ф-34 ~ 1,15 т; бронирование всего ~ 13,25 т; «система» ~ 14,10 т. Боевая масса ~ 31,00 т.

«Преемственность поколений[А1] » Т-28А → Т-28М → Т-28С и соответствующие последовательные изменения корпуса, башни и МТО показаны на рисунке # 2.5-08.

 

Рисунок # 2.5-08. «Преемственность»: Т-28А – Т-28М – Т-28С

 

В качестве иллюстрации взаимозаменяемости и единства «присоединительных размеров» на рисунке # 2.5-09 изображен танк, собранный из узлов двух разных «шагов модернизации»: корпус, двигатель и трансмиссия принадлежат Т-28С; башня, вооружение и ходовая часть – Т-28М. Впрочем, основным орудием могла быть пушка Ф-30. Реализация подобной «композиции» с минимальной адаптацией комплектующих вполне доступна даже «в полевых условиях» силами личного состава ремонтно-восстановительного батальона (далее – «РВБ»).

«Невооруженным глазом виден» перевес в 4,5 тонны, относительно танков Т-34/76, выпущенных в 1940 г. при, фактически одинаковой защите и вооружении. Да еще надо с экранами работать. Очевиден вопрос: «а в чем преимущество такого решения?». Во-первых, автор не претендует на «замену» реального Т-34/76 мифическим Т-28С, но показывает, что был и другой путь развития отечественной БТТ, как минимум, не худший. Во-вторых, основные узлы и механизмы танка Т-28С, за исключением бортпередач и вентилятора, были серийными, доказавшими свою работоспособность и надежность в реальной войсковой эксплуатацией (а в 1940 г. и в боевой). Даже «новая» ходовая часть «по типу Т-29» была многократно испытана и прошла технологическую подготовку к серийному производству. В-третьих, основные эксплуатационные свойства Т-28С существенно предпочтительнее аналогичных свойств Т-34. В частности, надежность (увы, не усилие выключения) главного фрикциона, усилие переключения (менее 10 кг) 5-скоростной (против 4-скоростной) КПП; трехместная башня с погоном «в свету» 1,62 м (против 1,42 м), ресурс двигателя М-17Л 300 моточасов (против 100 моточасов на стенде), его мощность 600 л.с. (против 500 л.с.), крутящий момент 260 кг*м (против 220 кг*м) и цена 18..19 тыс. руб. (против 62 тыс. руб.). И множество «второстепенных» превосходных свойств, например, П-40, барабанные боеукладки, подвесной полик и т.п.

 

Рисунок # 2.5-09. «Народное творчество» РВБ «Н-ского» мехкорпуса

 

№ 2.6. «ПАРАДНЫЕ» ТТХ НОВЫХ «СТАРЫХ» ТАНКОВ

«…Старый конь борозды не портит…»

Автор не сомневается в «суровой критике волюнтаризма» в его (авторской) трактовке понятия модернизация, но ни технических, ни психологических противоречий в подобных… «метаморфозах» довоенной советской БТТ не было (рисунок # 2.6-01).

 

Рисунок # 2.6-01. Непротиворечивая модернизация довоенной БТТ

 

На рисунке # 2.6-01 синим цветом выделены ТТХ эталонных танков, красным – модернизированные боевые машины. Увы, в ходе модернизации, некоторые из «ведер с гайками» утратили «танковую сущность» и превратились в машины других видов – БТР, САУ и т.п. На взгляд автора в этом нет ничего «страшного», получилось то, что лучше.

Наверное, наиболее правильным было бы сравнение «новых» старых танков с «одноклассниками» и «одногодками» противника, но в качестве эталона были выбраны «новейшие» советские танки разных лет выпуска. Тут ничего изменить нельзя – танки-эталоны производились тогда, когда производились.

Ничего «особо выдающегося» предлагаемые переделки не принесли, быть может автору не хватило креатива, но суть рассмотренных вариантов модернизации не состоял в «открытии» или «порождении» супертанков. В основе «сюжета» лежит антитеза устоявшемуся стереотипу о том, что все довоенные советские танки были безнадежны в плане их модернизации, особенно в аспекте улучшения защищенности. Якобы «навешивание брони» свело бы их изначально низкую надежность к «0». Как раз «низкой надежности» у «ведер с гайками», в отличие от «новейших танков», автор не обнаружил. Тем более, один из новых стереотипов утверждает достаточность 50-часового ресурса для танков начального периода Великой Отечественной войны (так нынче обосновывают преимущества крайне низкого ресурса Т-34 и КВ, мол, им много часов не надо было…).

В общем случае, рассмотренные варианты изменения конструкций довоенных танков, как минимум, обеспечили бы соответствие ТТХ текущим требованиям «поля боя» примерно до лета 1942 г. (в ряде случаев и позже). Характер переделок, при кажущейся кардинальности, не отличается значительными «трудозатратами». Во всяком случае, «трудоемкость» модернизации в разы ниже, чем внедрении в производство и поставка в войска дорогостоящей «сырой» техники, страдающей многочисленными плохо «излечимыми» «детскими болезнями». Тем более, «в поле» войсковой части.

Наверное, «альтернативная реконструкция» не лучший способ аргументации, но, увы, иного метода «сослагательного анализа» не существует.

 

МЫСЛИ ВСЛУХ

«Что у трезвого на уме…»

1. «История отвела нам мало времени» – современная историческая политика четко (и пока негласно) делит историю СССР на «до 1937» и «после». Действительно, с марта 1937 по июнь 1941 года прошло «мало времени».

2. Навязчиво формируется общественное мнение о том, что все оружие, сделанное до 1937 года – самолеты, танки, пушки, винтовки и т.п. (Т-26, Т-28, Т-38, И-16, СБ, Ф-22, АВС-36, ППД-34), были «вредительскими». Разумеется, в отличие от «лучшего в Мире» «оружия Победы» – Т-34, Як-1, Пе-2, ЗиС-3 и ППШ-41.

3. Абсолютно однозначно прослеживается основная идея – все чего касался «вождь народов» превращалось в «золото». Индустриализация, коллективизация, боевая техника и военное искусство. Считается, что «до 1940 г. Сталин не вмешивался в дела Армии», т.е. неизбежный «золотой рок Мидаса» – безусловно дело рук «врагов народа».

4. Удручает уровень популярного толкования «общепринятых» ТТХ. Довоенный танк «из прошлого» обречен быть «безнадежным» даже при идентичных показателях. Например, Nуд (л.с./т): Т-38 («вредительский») ~ 12,1; Т-60 («сталинский») ~ 10,9. Сравните «общепринятые» «парадные ТТХ» по скорости и проходимости этих машин.

5. Для современных «историков» цель оправдывает любые средства. Так, генерал Г.Ф.Кривошеев в 1993 г. написал, что летом 1941 г. 73 % танков РККА нуждались в среднем и капитальном ремонте. И это при том, что в июне 1941 г. генерал Я.Н.Федоренко упоминал лишь о 19 % танков, требующих такого ремонта.

6. Автор не пытается изменить общественное мнение относительно «безнадежно устаревшей довоенной боевой техники РККА». Это также бессмысленно, «как остановить паровой каток». Автор просит задуматься.

7. В этой статье сделана слабая попытка реконструкции возможной модернизации довоенной БТТ СССР до уровня соответствия ТТТ начала Второй Мировой войны, при безусловном использовании пресловутых «ведер с гайками» в качестве базы.

8. Никакой «неизбежности», «безнадежности» и «безысходности» советские бронетанковые войска не испытывали бы даже без Т-34 и КВ. Серийные довоенные танки хотя и устарели морально, но отнюдь не исчерпали резервы своей модернизации.

9. Выяснилось, что автор «открыл Америку» и «изобрел велосипед». Все его «бумажные» фантазии 2017 г. были воплощены в металл задолго до этой статьи, примерно в 1932..1944 гг. Причем, зачастую с полными испытаниями, анализом результатов и рекомендациями. Которым никто не последовал.

10. Главная «беда» общепринятых отечественных стереотипов в «общественном мнении» – их неустойчивость к любым, даже минимальным попыткам анализа. Советские и современные мифы об отечественной боевой технике и ее компонентах не выдерживают соприкосновения с документальными источниками и моментально «рассыпаются, как карточный домик».

 

Модернизация довоенных танков обеспечивала РККА боеспособной БТТ до 1943 г.


 [А1]